Мир ждет большое соревнование между самодержавием и либеральными ценностями — The Economist

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Демократиям необходимо найти ответ и подготовиться к длительной борьбе с авторитаризмом.

Недавно Китай снова ударил по демократии в Гонконге. Расширение жесткого контроля над территорией - это мера решимости Пекина не идти на компромиссы относительно того, как он отстаивает свою политику. После распада Советского Союза в 1991 году либеральные ценности росли во всем мире. Однако вызов со стороны Китая станет самым большим испытанием для глобального либерализма со времен окончания холодной войны, пишет журнал The Economist.

Более того, как показывает экономика Гонконга, Китай теснее связан с Западом, чем когда-то был коммунистический Советский Союз. Это ставит перед свободным миром вопросы, что определяют эпоху: как лучше обеспечить процветание, снизить риск войны и защитить свободу по мере подъема Китая.

Вопрос Гонконга бросает вызов тем, кто ищет простой ответ. Китай ввел изменения в избирательное законодательство Гонконга, пытаясь создать «город патриотов». Это кульминация кампании по подавлению свободы на этой территории. Лидеры протестного движения находятся в изгнании, в тюрьме или запуганы законом о безопасности, введенным в 2020 году. Цензура растет, судебные и регуляторные органы Гонконга испытывают давление. 12 марта группа демократий G7 осудила самодержавие Китая, ведь это является нарушением договорных обязательств страны. Китайские дипломаты ответили возражениями.

Казалось бы, смерть либерализма в финансовом центре Азии, где размещены 10 трлн долларов трансграничных инвестиций, повлечет панику, бегство капитала и проблемы для бизнеса. Однако Гонконг переживает финансовый бум.

Такую же модель политического угнетения и коммерческого расцвета можно найти непосредственно в Китае. В 2020 году Китай злоупотреблял правами человека в Синьцзяне, вел кибервойну, угрожал своим соседям и поддерживал культ личности вокруг президента Си Цзиньпина. И все же, когда дела касаются бизнеса, мировые компании закрывают глаза на эту жестокую реальность. Континентальный Китай в прошлом году привлек 163 млрд долларов новых транснациональных инвестиций, больше, чем любая другая страна. Кроме того, в Китае много компаний, которые открывают новые потребительские тенденции и инновации.

Все это показывает, как в свое время Запад недооценил Пекин. Когда западные лидеры приняли Китай в мировую торговую систему в 2001 году, многие из них верили, что он автоматически станет свободным и более открытым, но этого не произошло. Администрация бывшего президента США Дональда Трампа пыталась действовать жестко, применять тарифы и санкции, но это не дало существенных результатов. Америка проводила кампанию против китайского техногиганта Huawei, которого она обвиняла в шпионаже. Из 170 стран, которые используют продукцию Huawei, только десяток или около того запретили ее. Между тем количество китайских технологических компаний на сумму более 50 млрд долларов выросло с семи до 15.

Возможно, Западу следовало бы попытаться достичь полного разъединения с Китаем, пытаясь изолировать его и заставить изменить направление политики. Но цена такой стратегии была бы высокой. Доля Китая в мировой торговле втрое превышает долю Советского Союза в 1959 году. Цены начнут неконтролируемо расти, если западные потребители будут отрезаны от Пекина. Китай составляет 22% мирового объема экспорта производства. Западные компании, которые полагаются на Китай, столкнутся с экономическим шоком. Запрет Китаю использовать доллар сегодня может вызвать мировой финансовый кризис.

Высокую цену, возможно, стоит заплатить, если бы такая стратегия принесла реальный успех. Но есть много оснований думать, что Запад не может так легко повлиять на коммунистическую партию. В краткосрочной перспективе, если страны предстанут перед бинарным выбором, многие из них могут выбрать Китай вместо Запада. В конце концов, Китай является крупнейшим торговым партнером около 64 стран, тогда как Америка имеет лишь 38 государств-торговых партнеров. Вместо того, чтобы изолировать Пекин, Америка и ее союзники могут в итоге изолировать себя. В долгосрочной перспективе, в отличие от пропитанного нефтью Советского Союза, Китай представляет широкие и достаточно инновационные сферы, чтобы адаптироваться к внешнему давлению. Он тестирует цифровую валюту, которая в конце концов может составить конкуренцию доллару.

Возможно, эмбарго побудило бы Китай защищать права человека. Однако изоляция имеет тенденцию укреплять контроль самодержавных правительств. Отрезанные от коммерческих, интеллектуальных и культурных контактов с Западом, рядовые китайцы будут еще больше лишены внешних идей и информации. Ежедневный контакт более миллиона предприятий с иностранными инвестициями в Китае, со своими клиентами и персоналом является каналом, который даже китайская цензура не может сдержать. Студенты и туристы участвуют в миллионах обычных встреч, которые не производятся в посредничестве власти.

Возможно, взаимодействие с Китаем - единственный разумный курс, но как правильно его организовать? Это вызов, с которым столкнулась администрация американского президента Джо Байдена. Все начинается из наращивания обороны Запада. Институции и цепи поставок должны быть защищены от вмешательства со стороны Китая, включая университеты и энергетические системы. Американская инфраструктура, которая стоит за глобализацией - договоры, платежные сети, технологические стандарты - должна быть модернизирована, чтобы предоставить странам альтернативу системе, которую создает Китай. Чтобы сохранить мир, стоит увеличить цену военной агрессии для Китая путем укрепления демократических коалиций.

Большая устойчивость обеспечивает открытость и жесткую позицию по правам человека. Важно показать, что разговоры об общечеловеческих ценностях и правах человека - это больше, чем тактика сохранения западной гегемонии и сдерживания Китая. Китайские лидеры считают, что нашли способ совместить самодержавие с технократией, непрозрачность с открытостью и жестокость с коммерческой предсказуемостью. После подавления демократии в Гонконге свободные общества должны как никогда осознавать вызов, который представляет самодержавие. Демократиям необходимо найти ответ - и подготовиться к длительной борьбе с авторитаризмом, резюмирует издание.

Стратегически позиционируя свой научно-исследовательский комплекс по отношению к открытиям, накапливая таланты и инфраструктуру, Китай сможет быстрее всех адаптировать будущие передовые решения, развивать новые продукты и перераспределять выгоды.
Tags:     США      Китай      экономика      Байден      Си Цзиньпин