"Серьезное поражение власти". Почему суд отказался сажать Медведчука в тюрьму

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Печерский суд Киева избирал меру пресечения для Виктора Медведчука - главу политсовета "Оппозиционной платформы за жизнь", второй по численности фракции парламента и крупнейшей оппозиционной партии страны.

Его подозревают по расхожей в наше время статье - госизмена.

Обвинение считает, что Медведчук помогал россиянам захватить газовые месторождения на черноморском шельфе в Крыму. Плюс несколько других эпизодов, которые мы уже детально разбирали.

Сам Медведчук данные обвинения отрицает. И говорит о политических преследованиях.

Прокуроры требовали отправить Медведчука в СИЗО с правом выйти под огромный залог - 300 миллионов гривен. Однако суд внезапно для многих отказал обвинению и дал куда более мягкую меру пресечения - домашний арест.

Дело о крымском газе. Пять вопросов

Прокурор в развернутом виде зачитал версию следствия о том, как Медведчук якобы помогал перерегистрировать в России украинскую фирму "Новые проекты", которая с 2012 года владела месторождением "Глубокое" на шельфе Черного моря.

Следователи говорят, что компания аффилирована с Медведчуком. Который таким образом помог россиянам после аннексии Крыма захватить скважину.

За это ему вменяют госизмену и расхищение ценностей на оккупированной территории. Прокурор заявил, что ущерб, который может быть нанесен - 39 миллиардов гривен.

Адвокаты задали свои вопросы к версии обвинения. И позже к некоторым из них присоединился судья. Основные претензии были следующими:

1. Статья 438, которая наказывает за расхищение ценностей во время оккупации, применяется по факту такого расхищения. Но в подозрении нет ссылок на экспертизу, которая фиксирует ущерб Украине от действий Медведчука. То есть ничего не расхищено, заявили адвокаты.

К этой претензии позже присоединился судья Вячеслав Пидпалый.

"Каким образом вы вычисляли ущерб? И есть ли он там вообще? Стоимость (ископаемых - Ред.) - это один вопрос. А ущерб - другой", - заявил судья. Прокурор на это ответил, что Медведчук ущерба не нанес, но еще может нанести. "Мы не проводили экспертизу по поводу ущерба", - признал обвинитель.

2. Обвинение не доказало, что фирма "Новые проекты" фактически управляется Медведчуком. Пленки, которые демонстрировались раньше, доказывают лишь то, что будущий нардеп хлопотал по поводу какого-то бизнеса в Крыму (без названия). И если даже на самом деле речь шла об этом газовом месторождении сам факт разговора не доказывает, что он им владеет. Он мог делать это и по чьей-то просьбе.

Впрочем, аутентичность пленок защита тоже оспорила, заявляя, что привлеченный к расследованию ГБР эксперт из СБУ не имеет право проводить официальную экспертизу.

3. Защита оспаривает версию следствия о подрывном характере действий Медведчука, которому вменили договоренности с российской властью. Ссылаясь на слова самих же обвинителей о том, что контрагенты нардепа в России - "неустановленные лица".

В неустановленное время в неустановленном месте неустановленными лицами принято решение привлечь Медведчука к деятельности против Украины - так вкратце можно охарактеризовать суть заявлений прокуратуры.

"Раз прокуроры называют этих людей "неустановленными лицами", то откуда они знают, что это граждане РФ и представители российской власти?", - поинтересовался один из адвокатов.

4. Еще одна претензия - к почерковедческой экспертизе документа, который спецслужбы извлекли из электронной переписки Медведчука во время слежки за ним.

Речь о проекте переноса границ месторождения, по которому проходит военный полигон, и поэтому там нельзя добывать газ и нефть. Письмо от имени "Новых проектов" было подано на имя Путина, оно было отпечатано на компьютере, но есть и ряд рукописных правок.

Следствие считает, что это почерк Медведчука. Однако адвокаты процитировали статью УПК, по которой экспертизу можно проводить лишь по оригиналам документов. А ими следствие не располагает - в его распоряжении только фотокопия предположительно из электронной переписки нардепа.

5. Последний вопрос, который повис в воздухе, задал сам судья. Он также касался документа, который якобы прислали Путину от имени Медведчука.

"Медведчук сократил военный полигон Российской Федерации?", - поинтересовался Пидпалый. На это прокурор не нашелся, что ответить.

История с военной базой ГУР

Здесь еще больше вопросов.

Вот как эту историю представляют прокуроры.

До 1 августа 2020 года Медведчук неустановленным способом получил данные о расположении части Главного управления разведки. Далее он отправил Тарасу Козаку, который был в Москве, место дислокации воинской части. А тот в свою очередь передал эту информацию "представителям органов РФ".

Эту версию по итогу "размазали" уже не столько адвокаты, сколько сам судья. Вячеслав Пидпалый заявил, что обвинение не представило доказательств суду по данному эпизоду.

Обвинитель пояснил судье, что это секретные данные. Но Пидпалый возразил, что есть судебная процедура предоставления допуска как судье, так и подозреваемому. И упрекнул, что прокурор предлагает суду поверить ему на слово.

"У нас разве есть такая категория "честное слово прокурора"? То есть доказательств нет", - отрезал судья.

Сага о залоге и тюрьме

Еще одним дискуссионным моментом стала мера пресечения - взятие под стражу с альтернативой выхода под залог в баснословную сумму - 300 миллионов гривен.

Прокурор обосновал тюрьму так: Медведчук может, ввиду тяжести статьи, попытаться бежать, а также будет воздействовать на свидетелей.

А гигантский залог потребовали из-за того, что нардеп - обеспеченный человек, и может себе это позволить. В то же время данная сумма будет даже для него чувствительна.

Далее прокурор начал перечислять, какие у Медведчука машины, дома, сколько денег у него на счетах и в наличке. Все эти данные должны убедить, что нардеп может выплатить указанную сумму.

Возражения пошли сначала от адвокатов. Они заявили, что Медведчук сам пришел вчера в генпрократуру за подозрением, а сегодня - явился в суд. Хотя уже тогда знал о вменяемых ему статьях. Во-вторых, прокуроры не доказали своих подозрений, что нардеп будет пытаться сбежать или давить на свидетелей. А просто заявили о них на словах.

Третий момент - обвинение считает, что на свободе Медведчук может скрыть какие-то улики. Адвокаты возразили: 11 мая у политика дома провели многочасовой обыск и ничего не изъяли. Какие улики имеет в виду следствие?

Что же до залога, что защита напомнила, что нардеп с февраля находится под санкциями, и своим имуществом распоряжаться не может. Позже данный аргумент повторил судья, который обрушился на обвинение.

"Как вы рассчитывали залог? Насколько я слышал от стороны защиты, сейчас все его имущество заблокировано", - задал вопрос Пидпалый. Прокурор ответил, что у Медведчука есть и наличные деньги, а также активы, не являющиеся недвижимостью.

"Но вы говорили, что Медведчук нанес ущерб в 38 миллиардов, а требуете залога в 300 миллионов. Почему не миллиард?", - продолжал судья.

Пидпалый добавил, что нельзя рассчитывать количество денег у Медведчука по декларации. Она подавалась за прошлый год. Нужно было изучать имущественное состояние подозреваемого на данный конкретный момент. "Откуда вы знаете, что у него сейчас есть 300 миллионов гривен наличными?", - сказал судья.

Другие вопросы к следствию

На суде прозвучал ряд интересных моментов.

Во-первых, адвокаты показали суду документы из "Укрпочты", по которым подозрение Медведчуку, а также повестки к нему до сих пор на сортировочном пункте и адресату не доставлены.

Это ставит под вопрос утверждение Офиса генпрокурора, что нардеп является подозреваемым с 11 мая - в день, когда Медведчука не было в Киеве.

Далее идет мутный процессуальный момент: дело на Медведчука в едином реестре зарегистрировала СБУ. Тогда как это в отношении народных депутатов имеет право делать лишь генеральный прокурор.

Тут обвинение возразило, что это уже идет обсуждение сути дела, а не меры пресечения. Судья согласился с прокурорами и не принял данный факт во внимание. Но важно, что никто этой нестыковки отрицать не стал.

Наконец, были интересные лирические отступления.

Прокурор, зачитывая подозрение, начал копаться в мотивах Медведчука. Главным из которых он назвал несогласие с нынешним курсом страны.

На это депутат ответил, что действительно выступает против политического курса страны, как и указано в подозрении. И, по словам Медведчука, такой же позиции придерживаются 65-70% украинцев, согласно соцопросам.

По его мнению, пассаж обвинения лишний раз доказывает, что следствие политически мотивированно и действует против оппозиционных сил.

Что означает решение суда?

Итак, суд отказал прокурорам и не взял Медведчука под стражу. Вместо этого - круглосуточный домашний арест.

Это серьезное поражение власти.

1. Дело было слеплено наспех и с крайне мутной доказательной базой, о чем судья прямо и заявлял во время процесса.

2. Очевидно, в идеале Банковая предполагала, что сама по себе угроза вручения подозрения побудит Медведчука покинуть страну, что имиджево сработает резко против него. Но Медведчук остался в Украине.

3. После того, как стало понятно, что Медведчук не уедет из Украины власти поставили задачу отправить его в тюрьму. Иначе вся история не имела бы никакого смысла (с такой мутной фабулой дела оно будет тянуться годами без всякого результата). Посадка Медведчука была важна для Офиса президента как с точки зрения внутренней политики (показать, что даже главу политсовета крупнейшей оппозиционной партии можно отправить в тюрьму, если так захотят на Банковой). Так и с точки зрения отношений с американцами - продемонстрировать лютую борьбу с "пророссийскими силами" под шумок которой можно не выполнять требования Вашингтона под судам и прочему.

4. Посадка не удалась потому что Банковая до сих пор не контролирует целиком судебную систему. Это было видно и по недавнему решению Верховного Суда, который заблокировал избрание депутатом Вирастюка. А теперь и Медведчука под стражу не взяли. Силы, которые влияют на суды, показали, что Офис президента не может просто так взять и отправить за решетку кого ему вздумается. И, кстати говоря, впереди ещё суды по обжалованию Указов президента о санкциях по решению СНБО.

5. Для власти это сильный удар. По сути все ее пиар-потуги пошли прахом. Хотели показать, что они сильны как никогда, а вышел пшик. Поэтому решение об отказе во взятии под стражу, скорее всего, будет обжаловано в апелляции. А возможно Медведчуку будут предъявлены и новые подозрения, по которым его попытаются отправить в тюрьму. Хотя, судя по сегодняшнему судебному процессу, и новые дела могут закончиться для власти также плачевно.

Максим Минин, Страна