Павел Елизаров: "Коломойский снял Шустера с эфира по договорняку с окружением Порошенко"

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Партнер Савика Шустера рассказал "Стране" о ссоре с Коломойским в эфире "Свободы слова" и загадочном оффшорном контракте

В прямом эфире ток-шоу "Свобода слова" Савика Шустера произошел скандал: Савик публично поругался с олигархом Игорем Коломойским. Шустер заявил, что собирается подать иск против олигарха, который ранее обвинил журналиста в том, что тот якобы брал деньги с гостей своей программы за участие, когда она выходила на канале Коломойского "1+1".

"Может, Вы сначала деньги верните за 10 передач, которые Вы провели, а потом будем с Вами разговаривать", - в ответ заявил олигарх, потребовав от ведущего вернуть ему $2,3 млн., передает LB.ua

Во время перепалки Коломойский назвал Шустера и совладельца студии Павла Елизарова "взяточниками, которые берут за одну и ту же работу трижды". Партнер Шустера Павел Елизаров согласился рассказать "Стране" свое видение конфликта с олигархом.

– Что у вас вчера произошло на эфире?

– Все очень просто. В 2015 году Игорь Коломойский по указанию от окружения Порошенко за пять минут до эфира снял нашу передачу с эфира. Мы люди не гордые – стали работать на своем канале 3S.TV. Прошло чуть больше двух лет, и тут Игорь Коломойский дает интервью "Украинской правде", где заявляет, что прекратил сотрудничество с Шустером из-за того, что Савик якобы брал деньги с гостей за места в студии. И якобы Игорь Коломойский специально подсылал к нам за деньги мэров городов, целую развед-операцию провернул.

– Это правда?

– Нет. И это очень оскорбляет нас. Человек сделал пакость, когда выкинул нас из эфира. И вместо того чтобы ощутить хотя бы легкое чувство вины, он еще умудряется нас обвинить в своих грехах. Это вопрос чести и достоинства. На кону репутация Савика. Вчера в программе мы показали эпизод, где Коломойский выкинул нас из эфира, эпизод с его интервью, где он нас обвиняет. И эпизод, где Олег Ляшко объясняет в программе Натальи Влащенко, что нас выкинули из-за того, что была команда с Банковой не обсуждать дело Игоря Мосийчука и его арест. Дальше мы включили мэров городов, которые были у нас в программах на "1+1", и задали им в прямом эфире вопрос: давали ли они деньги за участие в программе Савика Шустера? Они четко ответили: нет. Наоборот – это они еще и должны Савику за чай и кофе, когда они к нам приходили. Поэтому мы подали иск о защите чести и достоинства на Коломойского на 100 миллионов.

– Долларов?

– Гривен. Мы люди скромные, мы ж не Игорь Валериевич, такими объемами не оперируем. У нас же нет "Приватбанка".

– У него тоже уже нет.

– Да, но он же всем рассказывает … Только у нас проблема с этим иском.

– Какая?

– Ему же надо этот иск вручить. А мы не понимаем, по какому адресу он живет, в какой стране. Я так понимаю, он сейчас будет петлять. Савик же вчера у него в прямом эфире спросил адрес – куда ему доставить документ? Потому что Игорь Валериевич сегодня – человек без определенного места жительства. Не знаю, может ему на Банковую иск отправить?

– Зачем Игорь Коломойский утверждает, что вы берете с гостей деньги за эфиры?

– Думаю, когда он узнал, что у нас идут переговоры с Ахметовым, и программа Савика Шустера может выходить на телеканале "Украина", у него сработала ревность. Знаете как – если не мое, то ничье. Это как некоторые мужчины про своих бывших девушек сочиняют, что они якобы плохие, гуляли налево, хотя там ничего не происходило, но фантазия работает. А люди слушают и думают: а мало ли, вдруг правда?

– Что это за 2 млн 300 тысяч, которые вы якобы задолжали Коломойскому?

– Обычная математика. В контракте у нас прописано: в год выходит 44 программы. Ну, давайте округлим – 40 программ в году. Контракт у нас трехлетний. Мы выходили в эфир два года – это 80 эфиров. Мы по условиям контракта имели право отдавать эфир каналу "1+1" и нашему – 3S.TV. Мы отдавали сигнал им, они его видели, но не пускали в эфир. Но мы же свою работу выполняли. Видимо, у Коломойского по договоренности с Банковой просто было желание положить нас на полочку. Типа, ребята, мы будем вам платить деньги, но вы не будете выходить в эфир. А теперь считаем. Коломойский говорит, что за 10 эфиров заплатил нам 2 млн. Значит, 70 эфиров еще не оплачены, правильно? А это значит, что это не мы, а он нам еще должен 14 млн.

– Вы раньше обсуждали с Коломойским этот вопрос – кто из вас кому и сколько должен?

– Да, как раз после того, как нас выкинули из эфира. Он сказал – вы нам должны. Я сказал – это вы нам должны. На этом разговор и закончился. Каждый остался при своем мнении. Я думаю, Коломойский тоже что-то получил за то, что так нас подставил за 5 минут до эфира. Уверен, он сделал это в угоду собственным бизнес-интересам, поторговавшись с прошлой властью. Мы не хотели ругаться. Но когда его боты стали резать этот фрагмент из интервью, где он нас обвиняет, что мы брали деньги, и гонять по соцсетям… Мне знакомые пишут – ребята, ну чего ж вы так, некрасиво как-то. У нас же у людей память короткая. Это же нелогично. Если Коломойский нас убрал из эфира за то, что мы брали деньги, то об этом предупредили бы не за пять минут, а за пару дней, и был бы официальный релиз. А сейчас Коломойский делает из себя героя за счет имиджа и репутации другого человека – это реально противно и подло.

– Коломойский в эфире заявил, что у вас с ним существует два контракта. Первый – обычный, второй – оффшорный. Что это за второй контракт?

– Пусть Игорь Валериевич его покажет. Если ему какой-то контракт показываешь, он говорит – я не знаю, это не я. Вот я хочу, чтобы он показал контракт и мы бы доказали по нему, что он нам должен денег. По формуле – бери или плати. Помните, когда-то Украина подписала такие газовые контракты с Россией – можете не брать газ, но заплатить за него обязаны. Вот у нас контракт с "плюсами" носил такой же характер. Мы отдаем готовый сигнал – он за него должен заплатить. Если он не ставит его в эфир, он все равно должен заплатить. И Игорь Валериевич, который за два года получил больше 80 передач, каждую пятницу, утверждает, что он за 10 заплатил. Так у меня вопрос: когда он заплатит за остальные 70 передач?

– Все-таки вы не ответили на вопрос: оффшорный контракт между вами и Коломойским существует?

– Я хочу его увидеть. Игорь Валериевич же о нем говорит.

– Вам о таком контракте известно?

– Смотрите, мне много о чем известно. Я просто не хочу с ним потом по другим судам ходить. Потому что во всех контрактах есть пункт о неразглашении. Игорь Валериевич же может разглашать все и про всех, и с ним никто не хочет иметь дело. А если я что-то разглашу, то он начнет меня судить за это. Если он хочет что-то показать и рассказать – я только приветствую это.



– Вы обсуждали этот инцидент с владельцем телеканала "Украина" Ринатом Ахметовым?

– Я не разговаривал с ним после эфира, уже час ночи был.

– А сегодня?

– У меня не такие близкие отношения с ним, чтобы общаться лично каждый день.

– А Савик Шустер с ним говорил?

– Могу вас огорчить или обрадовать. Мы с Савиком живем в разных квартирах.

– Жаль, был бы крутой заголовок.

– Смотрите, Игоря Валериевича все боятся. Если вы посмотрите первую часть эфира, когда включился Коломойский, и Савик спросил, есть ли у кого-то вопросы в студии, люди реально прижались к креслам. Мертвая пауза. Савик один беседует с Коломойским. И я не могу понять, в чем его сила? Он что, бизнесмен? У него ни одного удачного бизнес-проекта.

– А "1+1"?

– Это дотационный канал. Помните, когда "Приватбанк" национализировали, был разговор, что "плюсы" хотят забрать через "Приватбанк"? Знаете, почему? Потому что Игорь Валериевич давал деньги на "плюсы" с "Привата". "Плюсы" в залоге там. Интересная формула по "плюсам" выходит. Если канал закрывается по какой-то причине, деньги будут покрыты из Фонда гарантирования вкладов. А если плюсы будут проданы на торгах, то деньги получит Игорь Валериевич. Офигенная формула.

– А вы говорите – неуспешный бизнесмен.

– Это не бизнес, это мародерство. Паразитирование на шкуре страны.

– Вы ожидаете, что вчерашняя ссора в прямом эфире может повлечь серьезные политические последствия как для вас, так и для собственника канала "Украина"?

– Последствия могут быть, как у Валерии Гонтаревой. Я не исключаю этого. Я не знаю, кто виноват в поджоге дома Гонтаревой. Но сегодня мне уже звонили друзья и предлагали взять охрану, усилить безопасность. Я надеюсь, что ничего не произойдет. Я сегодня проснулся в новой парадигме. С ощущением радости и горечи.

– Почему?

– Радость – потому что вчера мы, я думаю, смогли показать народу Украины, кто такой Игорь Коломойский. Его сущность просто вылезла в этом эфире наружу. Надеюсь, это ускорит процесс принятия решения по нему новой властью. Я думаю, они от него сильно мучаются, не могут решиться – и нести тяжело, и бросить жалко. А вчерашняя передача просто чуть ускорит их метаболизм.

– А почему ощущение горечи?

– Потому что я понимаю, какой сейчас начнется головняк. Он же сейчас включит всю свою медиа-махину против нас, Александра Дубинского и остальных. Я теперь буду, извините, в туалет ходить, и там будет камера стоять. Я никогда не страдал публичностью. Но когда на тебя начинает охотиться медиагруппа, это неприятная ситуация. У нас же ресурсы несоизмеримые. Уже подключилась ферма ботов. Разгоняют то интервью Коломойского, героизируют его и унижают нас. Якобы он – борец за свободную журналистику, выкинул нас из эфира за то, что мы якобы с гостей деньги требовали! Выкинул за пять минут до эфира в угоду власти, а оказывается, он боролся с кем-то! Уже бы молчал, и его подлый поступок так и умер бы в анналах истории, и забыли бы об этом. Один раз он уже поломал нам всю траекторию развитию нашей программы, а теперь еще решил за наш счет и подняться. Дважды заходить в одну реку опасно. Во второй раз он напоролся на скалу.