Семь лет одесской трагедии. 7 вопросов, которые власть оставила без ответа

Печать
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Вчера в Одессе почтили память десятков погибших в ходе событий 2 мая 2014 года. С момента трагедии минуло семь лет.

С тех пор власть не ответила ни на один вопрос о массовом убийстве в центре мирного европейского города. Расследование не велось при Порошенко и не ведется при Зеленском.

"Страна" формулирует эти вопросы и дает свои ответы на них.

1. Что предшествовало бойне и почему она вообще произошла?

Противостояние в Одессе резко усилилось, начиная с марта 2014 года - когда власть в Киеве поменялась, и руководящие структуры в регионе возглавили лояльные Майдану люди.

Сторонники Антимайдана стали подвергаться давлению, их вызывали на допросы. При этом оппозиционное движение было масштабным. Оно регулярно проводило митинги и требовало защиты русского языка, федерализации и реакции властей на ультраправый экстремизм.

Причем эта ситуация была не только в Одессе, но и других крупных городах юго-востока Украины, где силы антимайдана играли весомую роль и даже брали под контроль областные администрации (как до этого сами майдановцы на Западе Украины).

В Одессе Антимайдан базировался на Куликовом поле, где начал действовать постоянный палаточный городок. Это пространство, прилегающее к Дому профсоюзов, где сегодня люди возлагали цветы.

Параллельно в городе находился и промайдановский актив. Они тоже проводили свои акции, где жгли георгиевские ленты. Начали возникать потасовки антимайдановцев и майдановцев, которые ходили шествиями по улицам города и периодически пересекались.

В конце марта новые власти Одесской области заговорили об угрозе повторения крымских событий и требовали снести палатки с Куликова поля. Националисты заявили о готовности это сделать.

Городок местные власти постановили убрать до 9 мая. То есть над ним нависла угроза ликвидации.

Здесь еще нужно учитывать политический момент. Новоиспеченный губернатор Владимир Немировский считал решение вопроса с Антимайданом главной своей задачей - в преддверии президентских выборов, назначенных на май.

По сути решался вопрос, останется ли он губернатором. В спину ему дышал человек Коломойского Игорь Палица. Лояльные олигарху "активисты" обвиняли Немировского в неспособности "прихлопнуть рассадник сепаратизма".

За Немировским же стоял "Народный фронт", чья роль в кровавых событиях в Одессе еще ждет своей оценки в юридической плоскости.

Этот месяц также накалил ситуацию по всей Украине, когда уже была провозглашена "ДНР", отряд Гиркина-Стрелкова захватил Славянск, Краматорск и ряд других городов на севере Донбасса. Киев быстро терял контроль над ситуацией и на Луганщине.

В самой Одессе участились непонятного происхождения силовые акции. Неизвестные, представляясь "антифашистами", забрасывали зажигательной смесью супермаркеты, нацуниверситет и кидали гранаты в блокпосты на въезде в город.

29 апреля в Одессу приехал секретарь СНБО и видный "фронтовик" Андрей Парубий, который раздавал местным националистам бронежилеты. Официальная цель визита заявлена не была. Но на одном из видео он дарит жилет националисту Николаю Волкову из самообороны Майдана, который позже стрелял по окнам Дома профсоюзов.



Позже по этому поводу было открыто уголовное дело, которое сейчас не расследуется (к этому вопросу мы вернемся ниже).

То есть к маю ситуация в Одессе была накалена до предела - в том числе и по линии политических интриг в Киеве. И развязка в этом противостоянии была неминуема.

2. Что произошло 2 мая в центре Одессы?

В Одессу 2 мая произошло резкое наращивание промадановского актива. Повод был удобным - в город приехало много футбольных фанатов из Харькова на игру "Металлиста" с местной командой "Черноморец".

Видимо, поэтому местные сторонники Майдана и запланировали свой марш "За единую Украину" именно на этот день. Они собирались пройти по улице Дерибасовской к стадиону "Черноморец" и в парк имени Шевченко.

Противники новой власти решили, что марш ударной колонны националистов и сторонников Майдана станет удобным поводом для сноса лагеря. Поэтому они решили собраться на свой митинг, заняв Александровский проспект у памятника погибшим милиционерам.

В районе улицы Греческой произошли столкновения - уже тогда послышались первые выстрелы, полетели дымовые шашки, петарды, булыжники. Несмотря на то, что милиция смогла разделить оппонентов, смертельные ранения успели получить шесть человек из обоих противоборствующих лагерей.



То есть первая кровь пролилась не на Куликовом поле, где сегодня чтят память погибших.

История тех, кто стрелял - очень "мутная". Со стороны Евромайдана это был Сергей Ходияк. Со стороны Антимайдана - Виталий Будько ("Боцман"), который стрелял, судя по всему, из карабина.

При этом Боцману дали потом бежать из Украины в Приднестровье.

Но вернемся к столкновениям на Греческой. Численный перевес, благодаря матчу, был за майдановцами. Они смогли в итоге оттеснить антимайдановцев, часть из которых отступила в соседний торговый центр "Афина" (откуда потом сдалась милиции), другие рассеялись (в том числе - отправились "на базу", в палаточный городок о Дома профсоюзов).

3. Почему центром трагедии стал Дом профсоюзов?

Было понятно, что после своей победы на Греческой следующий удар промайдановские силы нанесут по эпицентру Антимайдана - палаточному городку на Куликовом поле. Туда они и направились.

Причем около 18:30, накануне трагических событий, наряд милиции с Куликова поля убрали и зачем-то отправили на Греческую, где все уже закончилось.

Параллельно антимайдановский актив думал, что делать дальше. Было принято решение забаррикадироваться в Доме профсоюзов - численный перевес был на стороне противника. Здание начали укреплять мешками с песком.

Таким образом штурм именно Дома профсоюзов был предопределен. А вот случившееся дальше по итогу стало возможным только при полном бездействии властей, которое в данных условиях можно приравнять к содействию.

Впрочем, и здесь была развилка для двух вариантов. Первый - майдановцы бы снесли палатки и ушли. Чем бы выполнили задачу-минимум. А дальше бы с ситуацией разбирались правоохранители.

Однако ситуация явно вышла из-под контроля - здание начали громить.

Сперва появившиеся националисты зажгли уже пустые палатки. Затем переключились на само здание Дома профсоюзов. Его закидывали бутылками с зажигательной смесью, стреляли по окнам, отдельные группы "ультрас" штурмовали входы в здание.

Они активно пытались зажечь Дом профсоюзов - есть видео, как один из "штурмовиков" несет горящую шину к центральному входу, возле которого шло противостояние.



Со стороны осажденных также летели камни, бутылки и, по заявлениям националистов, звучали выстрелы.

Ближе к восьми часам вечера заявление о пожаре пришло на пульт пожарной охраны. Пожар в здании вынуждал многих прыгать из окон. По ним стреляли и били палками, что подтверждается видеороликами.



Видео, как националисты пытались поджигать здание, очень много.



При этом, по некоторым данным, в доме отключили воду, и укрывшиеся там не могли гасить возгорания.

Где-то через час после прихода евромайдановцев на месте уже есть пожарные и милиция. Правоохранители не препятствовали атаке на Дом профсоюзов - они лишь иногда прикрывали людей, выпрыгнувших из окон, от расправы националистов. Те пытались избивать антимайдановцев палками.

Начинается эвакуация людей из здания, параллельно идут нападения на них. Главный нерв происходящего - промайдановских активистов никто не оттесняет. Никто не мешает им хватать отдельных оппонентов и устраивать им жесткие допросы.

Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии


Полностью эвакуация завершилась ближе к десяти часам утра следующего дня. Всего погибло 42 человека из нескольких сотен, забаррикадировавшихся в Доме профсоюзов.

При этом порядка 70 выживших антимайдановцев увезли и распределили по изоляторам - то есть по сути задержали потерпевших.

4. Что произошло 4 мая в Одессе?

Сразу после массовой гибели людей сторонники новой власти начали говорить, что столь жесткие меры были необходимы. Мол, Антимайдан собирался провозгласить "Одесскую народную республику", как на Донбассе. То есть, убив несколько десятков человек, националисты якобы предотвратили войну.

Эта точка зрения доминирует среди майдановского актива и сегодня.

Однако то, что произошло после 2 мая, опровергает эту теорию.

4 мая сторонники Антимайдана собрались на Куликовом поле, а потом двинулись к городской милиции. Там находились десятки людей, выведенных из горящего Дома профсоюзов. Их собирались объявить виновными и готовились избрать меры пресечения, чтобы упрятать за решетку.

Несколько тысяч их сторонников окружили здание горУВД на улице Преображенской и стали требовать освобождения задержанных. Более того, начался штурм: антимайдановцы вошли во внутренний двор и собрались ломать железные ворота.

Глава местной милиции Дмитрий Фучеджи вышел к протестующим и призвал этого не делать, чтобы на свободу не вышли настоящие уголовники.

"Куликовцы" после этого ослабили напор, а Фучеджи распорядился освободить всех задержанных в Доме профсоюзов. И, признаться, выбора у него не было: здание было окружено тысячами людей, которые без проблем могли взять его штурмом.



При этом любые призывы захватить оружие, которое хранится в УВД, пресекались активом "куликовцев". Хотя сделать они это могли. И тогда события в Одессе пошли бы по донбасскому сценарию.

Однако, после того, как милиция отпустила задержанных, с горотдела сняли осаду, и все начали расходиться. То есть никакой цели брать власть вооруженным путем у одесского Антимайдана не было.

Параллельно опровергается и миф о том, что националисты "спасли Одессу от русского мира". "Куликовцы" удерживали здание УВД более двух часов. За это время туда не пришел никто из евромайдановцев.

Они собрали внушительный митинг - но только к вечеру, у памятника Дюку. То есть уже после того, как здание милиции очистили. Да еще и в километре от него.

Другими словами, события 2 мая не "спасли Одессу от ОНР", а наоборот - создали все условия, чтоб это стало возможным, вызвав массовую акцию протеста и штурм милиции. И лишь отсутствие у лидеров местных антимайдановцев готовности к началу вооруженной борьбы, не дало осуществиться этому сценарию.

И если такой готовности не было 4 мая, когда фактически Антимайдан перехватил инициативу, то уж тем более ее не могло быть и 2 мая, когда у майдановцев было явное численное превосходство.

Также трагедия в Одессе вызвала мобилизацию сил против Киева на Донбассе и сепаратистское движение получило мощный импульс.

5. Как идет расследование, кто привлекался к ответу?

После всех этих событий 19 противников новой власти начали готовить к обвинению.

Правда, не по теме Дома профсоюзов, а за массовые беспорядки на Греческой. Сожжение людей вообще осталось за пределами интересов следствия.

Но тем не менее в 2017 году всех обвиняемых суд отпустил - ввиду полной несостоятельности обвинения. И сразу после этого СБУ задержала двоих отпущенных - Сергея Долженкова и Евгения Мефедова.

Им вменили посягательство на территориальную целостность. Позже, уже при Зеленском, их отправили на обмен.

Из числа участвовавших в столкновениях "евромайдановцев" самые тяжкие обвинения предъявлены Сергею Ходияку – убийство активиста антимайдана Евгения Лосинского, ранение главного редактора интернет-издания "Думская" Олега Константинова и нанесение тяжких телесных повреждений сотруднику правоохранительных органов. Но уже 20 мая 2014 года его отпустили, хотя дело его потом несколько лет блуждало из суда в суд и до сих пор находится на стадии рассмотрения.

Были остановлены и дела против областных чиновников, многие из них в настоящий момент скрылись из Украины. То есть следствие по всем вопросам полностью заглохло - несмотря на призывы родственников погибших и правозащитных организаций.

В итоге приговоры получили только антимайдановцы: Максим Мисевский, Василий Кондратенко и Олег Ткачук. По шести продолжается судебное разбирательство, 13 человек находятся в розыске.

6. Что известно о заказчиках преступления?

Что же до темы политических заказчиков преступления, то к ней подступали всего один раз. В сентябре 2019 года ГБР по заявлению юриста Андрея Портнова открыло уголовное производство против бывшего спикера Рады Андрея Парубия.

Разговоры о его причастности к этой истории ходили давно.

Еще в 2018 году в Израиле вышел фильм о событиях 2 мая в Одессе, в котором гражданин Грузии Цезари Баджалидзе заявил, что по договоренности со спикером Рады Андреем Парубием вошел в группу т.н. "наемников", которые устроили побоище и пожар в Доме Профсоюзов.

По его словам, Парубий формировал группы активистов для подавления сепаратистских акций в разных в регионах Украины. Правда, спикер тогда эти обвинения назвал манипулятивными.

"Страна" писала о том, что Парубий весной 2014 года курировал так называемый "третий сектор" - лояльные власти силовые группировки. Часть из них создавалась в регионах, но большая часть образовались на базе самообороны Евромайдана. В марте-апреле 2014 года силовые группы "майдановцев" активно перебрасывались в регионы Украины, в том числе в Одессу.

Подавляющее большинство активистов, принявших участие в событиях 2 мая, "замыкались" именно на Парубия. С ним работал так называемый "Совет обороны Одессы", 7-я и 14-я сотни "Самообороны Майдана" также отчитывались перед ним. Еще один отряд из примерно 50 человек во главе с Николаем Волковым (знаменитый "сотник Микола") прибыл в Одессу буквально накануне событий – 29 апреля (выше мы публиковали видео его общения с Парубием).

В этот же период в Одессу прибывает лично Парубий, который объезжает блокпосты и дарит их "гарнизонам" бронежилеты. Есть видео, где он дарит бронежилет сотнику Миколе Волкову, который расстреливал Дом Профсоюзов. В этом бронежилете Волков стрелял по окнам дома профсоюзов.

Происходило это когда никаких объявлений о сборе активистов Куликова поля на Александровском проспекте еще не было, и все, что планировалось в Одессе (по официальной версии) – "мирный марш любителей футбола и патриотов Украины".

Сейчас расследование в отношения Парубия, который является народным депутатом от "Европейской солидарности", не проводится. Сам он все обвинения отвергает и считает их "российской пропагандой".

7. Почему седьмой год не проводится расследование?

Очевидно, что преступление, которое происходило на глазах у всей Одессы, расследовать можно. Улики широко известны, свидетелей очень много. И, раз дело не движется, то нет политической воли его двигать.

Почему ее нет?

Если бы вина антимайдановцев была очевидной и доказуемой, нет сомнений, что ее бы предъявили обществу и оформили юридически.

Значит по факту имеет место обратное - вина за массовое убийство лежит на праворадикалах и тех представителях власти, которые позволили им совершить то, что случилось 2 мая 2014 года.

Фактов и непонятных событий, которые подтверждают участие властей во всей этой истории, много. Детально мы их обсуждали в одном из наших расследований по трагедии в Одессе.

Подтверждается эта гипотеза и поведением руководства страны, которое наложило табу на эту тему и в публичной плоскости. Даже из президента Владимира Зеленского пришлось "выдавливать" соболезнования семьям погибших в прошлом году. В этом же он их решил их не приносить.

Замалчивание темы является формой соучастия.

"До тех пор, пока не будут найдены, названы и наказаны организаторы трагедии 2 мая, вина за случившееся будет лежать на украинском государстве в целом. И если кто-то думает, что это пройдёт и забудется, то нет. Такие вещи остаются в истории на века", - написал у себя в Телеграм одесский журналист Юрий Ткачев.