"Бойцы на посту траву курят". Что говорят в армии о месяце перемирия на Донбассе

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Завтра будет месяц, как на Донбассе установилась "большая тишина".

С 27 июля на фронте нет погибших и раненых от боевых действий - так гласят официальные данные.

Это является следствием принятия дополнительных мер по прекращению огня, от которых долгое время отказывался Киев, но в июле наконец-то согласился. Судя по всему – по предвыборным причинам. И сейчас президент Владимир Зеленский делает реально работающее перемирие на Донбассе своей главной "фишкой", показывающей достижения в деле мира на Донбассе.

Именно с перемирия Зеленский начал свою речь на День Независимости.

"Страна" решила узнать, что думают о ситуации солдаты и офицеры ВСУ, которые служат на передовой.

Андрей, рядовой: "Мне нравится, что сейчас не стреляют. Боевые надбавки к зарплате капают, кормят нормально. Ходим на О/П (опорные пункты – Ред.), как в наряды по кухне – тихо, спокойно. Нет страха, что накроет обстрелом или снайпер башку снесет. Единственное, что достает, жара и мухи. А если кому-то из командиров что-то не нравится, пусть с нами в окопах посидит. Может, поймут, что такое под минами сидеть".

Игорь, старший сержант: "Большая тишина? Между нашими уже ходит хохма, что это такой очередной прикол Зе. Конечно, стрелять стали в десятки раз меньше, особенно из тяжелых минометов и артиллерии. Но на самом деле тишины нет – автоматы оставили и они стреляют. Даже из обычного подствольника можно бед наделать. Например, на моем участке сегодня уже случился трехсотый (раненый – Ред.). Прилетел вог (заряд подствольного гранатомета – Ред.) со стороны сепаров. Отвечать нельзя, делать разведку нельзя. Что можно? Молчать в тряпочку и делать вид, что ничего не происходит. Отцы-командиры запретили давать ответку. Но они в штабах сидят, а мы на передке. Те же самые функции – просто держать границу - могут вполне выполнять "нацики" (Национальная Гвардия – Ред.), которые нафаршированы современным снаряжением по самое не хочу, и погранцы. И это их задача, а не регулярной армии. Которую просто здесь держат "абы чего не случилось", на всякий случай. С таким же успехом мы можем дома сидеть, поближе к семье"

Владимир, лейтенант, разведчик: "У нас отвели все тяжелое вооружение, минометы, танки, артиллерию, оставили только стрелковое оружие. В то же самое время сепары копают окопы по полной программе – у меня есть доказательства, я ходил на ту сторону, делал фото и видео. Но в штабе сказали, что мои фото и видео теперь можно стереть, так как они не соответствуют нынешней "политической позиции". И это очень обидно. Я на фронте с 14 года. Какое может быть перемирие, если мы даже кусочка своей земли не вернули?"

Сергей, подполковник: "Регулярная армия не должна сидеть без дела, так как начинается моральное разложение. Свой батальон пока держу в кулаке, а вот у наших соседей начался уже бардак – бойцы от безделья бухать начали, траву покуривают даже на посту. Поэтому либо в тыл отправлять нужно, либо воевать. Контрактникам это нравится, что не стреляют. Но личный состав здорово поменялся за последние два года. Большинство контрачей - это заробитчане. Приехали из глухих сел деньги зарабатывать. Конечно, им спокойней, когда и безопасно, и деньги платят".

Дмитрий, капитан: "Я не верил, что это перемирие реально сработает. Но оно сработало. Все-таки мы армия, а приказ есть приказ. Запретили стрелять, проводить вылазки в серую зону, разведку и диверсионные мероприятия. И оно как-то затихло. Видимо, действительно появилась политическая воля прекратить огонь. И с нашей стороны, и со стороны противника. Иногда постреливают, но с тем, что было, вообще не сравнить. Знаю, что у нас многим прекращение огня не нравится. Но я таким говорю – а ради чего мы до этого стреляли? Нам что, кто-то давал приказ начать наступление и освобождать Донецк? Нет. Все бои последних пяти лет после Дебальцево – это бойня за какие-то никому не нужные клочки земли в серой зоне. За что там гибли бойцы? Какие стратегические цели решались? Показать по телевизору, что война продолжается? Это было бессмысленное кровопускание для политических, а не военных целей. И потому правильно, что наконец-то оно прекратилось".