Инвестиции раздора. Как украинские вузы оптимизируют на кредит МВФ

Друк PDF

Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Всемирный банк выделил 200 млн долларов на закрытие вузов — и в Украине снова заговорили о ликвидации университетов и массовых увольнениях преподавателей.

В конце апреля широко разошлась новость о том, что Всемирный банк выделяет заем $200 млн на закрытие некоторых вузов в Украине: сначала проведут аудит всех высших учебных заведений, после чего решат, какие из них оставлять, а какие нет.

Некоторые политики, к примеру, Ренат Кузьмин, народный депутат от ОПЗЖ, называют происходящее "деинтеллектуализацией нации": "Примечательно, что под сокращение попадают именно государственные вузы. То есть доступа к высшему образованию лишается в первую очередь одаренная молодежь из малообеспеченных семей, льготные категории молодых украинцев. На улице также рискует оказаться часть преподавательского состава высшей школы".

В реальности же о ликвидации учреждений речь не идет, в планах правительства лишь укрупнение университетов. Проект "Улучшение высшего образования в Украине ради результатов", вызвавший сейчас такой ажиотаж, начала готовить еще прежняя команда Министерства образования и науки Украины. Ведомство даже запустило оптимизацию учебных заведений, но основной массив изменений должен произойти в ближайшие пять лет. За эти годы ожидается 20–30 серьезных объединений, которые призваны улучшить систему высшего образования в стране.

Кредит МВФ и реформы: не уничтожить, а спасти

Егор Стадный, вице-президент Киевской школы экономики, в 2019–2020 годах занимал должность заместителя министра образования и науки. Именно он курировал вопросы высшего образования и был одним из тех, кто разрабатывал пакет изменений по договоренности с международной финансовой организацией.

"Кредит Всемирного банка работает по той же логике, как и любой другой заем от наших международных партнеров. Иными словами, мы предлагаем реформы в обмен на инвестиции", — объясняет Стадный. Не секрет, что украинской сфере образования катастрофически не хватает средств на оборудование, современные лаборатории и развитие науки. В государственном бюджете найти на это деньги практически невозможно, так что МОН в обмен на кредит предложил собственный проект изменений в сфере высшего образования. В частности, в пакет вошла финансовая автономия вузов, что позволяет университетам распоряжаться заработанными деньгами, развитие формулы распределения госфинансирования между учебными заведениями, а также модернизация сети.

"Это предполагает объединение вузов. Суть в том, чтобы все происходило не кнутом, а пряником", — говорит эксперт.

Главным стимулом для того, чтобы сами университеты захотели укрупняться, должен стать финансовый фактор. Если несколько вузов в одном городе объединятся в солидное образовательное учреждение, они смогут рассчитывать на серьезные инвестиции в рамках кредита для покупки оборудования и прочих трат. Сама по себе оптимизация не предполагает увольнений сотрудников, наоборот, вуз получает стабильность, а значит, и работники оказываются в более выгодных условиях. Однако инвестирование средств в научную жизнь подразумевает, что не подходящие под критерии преподаватели со временем будут отсеиваться, освобождая место более квалифицированным и талантливым коллегам. Это в свою очередь будет влиять на престиж самого заведения.

Объединение вузов: инициатива на местах

После того как прежняя команда Министерства образования и науки ушла, проект затормозился, однако сейчас ведомство готово воплощать его в жизнь. Частично процесс запустился еще при прошлом министре Анне Новосад. Более того, некоторые вузы сами проявляли инициативу. В Днепре, к примеру, есть несколько университетов технологического профиля, которые "съедают" друг друга. Это Национальная металлургическая академия, Днепровский национальный университет железнодорожного транспорта, Украинский государственный химико-технологический университет и Приднепровская государственная академия строительства и архитектуры.

Как рассказывает Стадный, руководство этих вузов обратилось в МОН, надеясь объединиться в одно юрлицо и получить инвестиционный пакет на развитие.

"Вузы видят, что они "мельчают", с каждым годом уменьшаются. Если так пойдет дальше, то через 10–20 лет они превратятся в мелкие учреждения, если вообще доживут до этого", — комментирует эксперт.

Несмотря на то что Сергей Шкарлет, нынешний министр образования и науки, не сразу включился в процесс, сейчас он также заявляет о необходимости укрупнять вузы. В одном из интервью в начале года чиновник отметил, что сокращение количества студентов логично приводит к сокращению преподавательского состава и, следовательно, уменьшению финансирования со стороны государства. Все это подталкивает университеты к объединению, считает министр.

Важно понимать, что модернизация сети затронет лишь крупные государственные вузы, которых в стране около 100–150. О мелких частных институтах и академиях, в свое время получивших лицензию, речь не идет.

"В Украине много юридических лиц, которые по законодательству являются высшими учебными заведениями, но в них числится лишь 50–100 человек", — комментирует Егор Стадный. При этом больше 80% всех украинских студентов обучаются в первой рейтинговой сотне университетов. Как считает эксперт, государство должно спасать и обращать внимание лишь на эти серьезные учреждения, представляющие собой костяк украинского высшего образования. Мелкие вузы, зачастую не предоставляющие качественные услуги, со временем вымрут из-за отсутствия спроса на них.

Частные вузы и филиалы государственных учреждений покрыли всю страну еще в конце 1990-х — начале 2000-х как ответ на запрос общества. В украинских семьях в постсоветское время сформировалось устойчивое убеждение, что дети обязаны получать дипломы о высшем образовании. Родители не скупились на взятки, "пропихивая" выпускников школ на модные юридические, экономические и психологические факультеты, провоцируя тем самым появление все новых частных заведений и филиалов. Но большинство новоиспеченных специалистов, закончив вуз, даже не планировали работать по профессии.

Исследование, проведенное в 2015 году Институтом персонала и развития, показало, что более 40% выпускников трудится не по своей специальности. В 2017 году данный показатель достигал 51%. В комментариях на эту тему Инна Бондини, начальник управления по предоставлению услуг населению Государственного центра занятости, говорила, что рынок труда в Украине требует рабочих специальностей, но не каждый родитель хочет отдавать своего ребенка в профтехучилище.

"Направляя своих детей на получение высшего образования, мы заведомо плодим безработицу", — считает Бондини.

В последние годы тренд изменился — теперь украинцы предпочитают отправлять детей на учебу за границу, особенно часто — в Польшу. Соответственно, количество студентов в мелких частных вузах, и без того небольшое, с каждым годом сокращается. По сути, сеть оптимизируется эволюционным путем, даже без участия государства. К началу ­2019–2020 учебного года в Украине, по данным Госстата, работало 281 высшее учебное заведение (университеты, академии и институты). Для сравнения: в 2013 году их было 325, а в ­2010-м — 349. За последний год количество ­вузов еще сократилось.

Помимо того, в конце 2019 года Верховная Рада приняла закон, в соответствии с которым украинским высшим учебным заведениям нельзя открывать филиалы в Киеве, Харькове, Львове, Днепре и Одессе. Существующие же должны реорганизовать или закрыть до 1 июля текущего года. Это также повлияет на уменьшение количества мест обучения в Украине и повлечет за собой качественную модернизацию системы.

Кто недоволен реформой высшего образования

Часть высших учебных заведений позитивно реагируют на оптимизацию сети и даже готовы инициировать этот процесс. Но находятся и те, кто скептично настроен по поводу изменений и видит в этом большие риски для образовательных учреждений. Интересно, что критики в качестве примера приводят и те заведения, которые не подчиняются МОНу.

8 февраля премьер-министр Денис Шмыгаль подписал распоряжение о реорганизации Харьковской медицинской академии последипломного образования (ХМАПО) — ее должны присоединить к Харьковскому национальному медицинскому университету (оба вуза находятся в системе Минздрава). Уже через неделю на сайте президента Украины появилась петиция с просьбой остановить процесс объединения. В обращении говорится, что в ХМАПО ежегодно обучаются около 20 тыс. врачей и более 1 тыс. интернов, при этом запланированная реорганизация приведет к тому, что из вуза уволят тысячи работников, а в медучреждениях возникнет кадровый голод из-за нехватки специалистов.

Хватает недовольных и в учреждениях, подчиняющихся Министерству образования и науки. Негативно отзывается о договоренностях с Всемирным банком Олег Кручиненко, профессор Полтавского государственного аграрного университета.

"С десяток вузов оставят на всю Украину, да и хватит для колонии", — возмущается он. Сомневается в процессе оптимизации и Кирилл Котляров, преподаватель Кременчугского летного колледжа: "Когда закрывают вузы на периферии в интересах раскрученных вузов в больших городах — это уже нечестная, проплаченная "конкуренция".

В целом идея оптимизации вузов очень похожа на медреформу. И там и там сотрудники боятся увольнений и закрытия учреждений, пишут петиции президенту и надеются заморозить ситуацию в ее нынешнем виде. В то же время эксперты сходятся во мнении, что изменения необходимы, иначе выйти на качественные результаты просто не получится. Из-за сопротивления общества, отдельных политиков и распускаемых негативных слухов процесс модернизации протекает крайне медленно, но остановить его уже невозможно. Сфера высшего образования в Украине так или иначе будет меняться, вопрос лишь в том, сколько времени это займет.

Евгения Королёва, Фокус