Чтобы не было богатых. Почему юристы называют деолигархизацию дискриминацией

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Законопроект о деолигархизации, предложенный Владимиром Зеленским, вводит новые термины и изменяет правила регулирования взаимоотношений между крупным бизнесом и властью.

Эксперты объяснили Фокусу, что не так с этой идеей и почему вместо борьбы с олигархами стоило бы задуматься над принятием закона о лоббизме.

"Авторы законопроекта, думаю, преследуют две цели: собрать политические дивиденды на фоне популистских идей о борьбе с олигархами и попытаться взять последних "в оборот", ограничив их возможности по влиянию на самую власть и на приобретение активов", — отмечает Дмитрий Куцевол, партнер, адвокат АО "Ассирия".

Документ дает четкие характеристики "влиятельного лица"(олигарха), среди которых его участие в политической жизни, влияние на СМИ, а также владение компанией, являющейся естественной монополией или занимающей доминирующее положение на общегосударственном товарном рынке в течение года подряд, или усиливает такое положение. Четвертый параметр отнесения лица к олигархам — стоимость его активов. В проекте закона это 1 млн прожиточных минимумов, или порядка $83 млн. Напомним, что в прошлогоднем рейтинге Фокуса "100 самых богатых украинцев" 94 его участника обладают состоянием свыше $83 млн.

Правда, кто и как будет вести подсчет стоимости активов, в документе не сказано. Учитывая, что активы украинских толстосумов сплошь и рядом записаны на иностранцев и зарубежные компании, а их оценка — это сложнейшая процедура, возможности украинских фискалов раскрыть финансовую подоплеку олигархов выглядят сомнительно.

Чтобы бизнесмена причислили к сонму олигархов, он должен соответствовать минимум трем из четырех обозначенных выше пунк­тов. Законопроект Зеленского также предполагает создание реестра таких лиц и два запрета для его участников. Первый — это финансирование политических партий, второй — участие в Большой приватизации.

Оценки, суждения, ошибки

Правоведы оценку лиц по размеру активов называют дискриминацией.

"Вместо того чтобы принять закон о лоббизме, который есть в других странах, в Украине пытаются ограничить богатых людей. Законопроект фактически разделяет людей по материальному состоянию, что противоречит Конституции и Конвенции о правах человека", — уверен Ростислав Кравец, адвокат, старший партнер АК "Кравец и партнеры".

Юристы также обращают внимание на неточности в формулировках, связанные с характеристикой типов СМИ, которые контролируют олигархи.

"В понимании данного законопроекта даже лицо, которое, например, ведет телеграм-канал, может признаваться имеющим значительное влияние на "электронное средство массовой информации", — отмечает Денис Соловей, адвокат Gracers Law Firm.

Если предположить, что власть все же корректно подсчитает стоимость активов олигарха и докажет его связь с политикой и влияние на СМИ, то в реестр попадут не все, а только те, кого олигархом признает СНБО.

"Принятие данного законопроекта приведет к наделению СНБО несвойственными ему функциями, такими как определение, кто такой олигарх, в каком случае лицо имеет значительное влияние на СМИ и даже то, что такое безупречная политическая репутация", — отмечает адвокат Ирина Смитюх.

Монополисты, на выход

В проекте закона говорится о таком признаке олигарха, как владение компанией, занимающей монопольное положение на рынке. Здесь главным аргументом будет открытие Антимонопольным комитетом дела о нарушении законодательства по защите экономической конкуренции. Сегодня для принятия такого решения есть три причины. Это соответствующее заявление компаний, граждан, учреждений и организаций; представление органов государственной власти, местного самоуправления; собственная инициатива АМКУ. Проектом закона о деолигархизации предусмотрено введение четвертой причины для открытия АМКУ дела — на основании собственно самого закона о деолигархизации.

При этом опрошенные Фокусом эксперты считают, что у АМКУ и без новшеств достаточно рычагов для борьбы с нарушениями монополистов.

"У нас есть закон о защите экономической конкуренции, есть АМКУ. Вопрос, насколько это все способно работать, насколько АМКУ независим. Новый закон не поможет в борьбе с монополиями", — уверен Владимир Дубровский, эксперт Экономической Экспертной Платформы, старший экономист CASE Украина.

Под вопросом остается и желание запретить олигархам участвовать в Большой приватизации. С учетом коррупционных реалий такая норма может стать поводом ограничить круг потенциальных покупателей лакомых государственных активов, а также методом выбивания из олигархов нужных для власти решений в обмен на их допуск к приватизации.

В целом эксперты сомневаются, что с помощью громкой законодательной инициативы президента страна встанет на путь деолигархизации.

"Меры в проекте поверхностные и существенно не повлияют на конкурентные преимущества, которые олигархи имеют благодаря связям с властью. Моя оценка проекта отрицательная, он сделан в политических целях — усилить власть над олигархами. Это не решается одним законом. Первое, что нужно, — верховенство права. Это то, что позволит работать законам. В проекте просматривается опасность в виде узурпации власти. Те, кто плохо договорится, окажутся в реестре и будут нести репутационные потери", — подчеркнул Владимир Дубровский.