НОВОЙ ГЛАВЕ ЕЦБ КРИСТИН ЛАГАРД ДОСТАНЕТСЯ СЛОЖНОЕ НАСЛЕДСТВО: ЭКОНОМИКА ЕС НА ГРАНИ РЕЦЕССИИ

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Кандидатура Кристин Лагард одобрена Европарламентом на пост главы Европейского центрального банка. Однако опытного управленца ждут серьёзные сложности — Европа переживает сложные времена.

Такого мнения придерживаются аналитики "ИГ Универ", пише Прямий.

Европарламент одобрил назначение Кристин Лагард на пост главы Европейского центрального банка. Теперь для ее окончательного утверждения на пост главы ЕЦБ нужно чтобы ее так же утвердили лидеры стран ЕС на саммите ЕС, который состоится 17-18 октября. И скорее всего с этим вопросом проблем не будет, тогда с 1 ноября она начнет свою работу в качестве нового главы ЕЦБ.

Лагард станет главой ЕЦБ в очень не простое для экономики ЕС время, когда экономика Европы стоит на грани рецессии и в скором времени все отчетливей грозит жесткий вариант Brexit. И ей сложно будет что-либо сделать для помощи экономике ЕС. Ведь ей достанется руль Центрального Банка Европы, который уже почти полностью исчерпал меры стимулирования экономики и меры послабления своей монетарной политики. Основная ставка ЕЦБ с 2016 года уже равна 0%, ставка по депозитам имеет отрицательное значение и составляет минус 0,5%. На последнем заседании ЕЦБ Марио Драги объявил о запуске новой программы по количественному смягчению на 20 млрд. евро в месяц, при том, что баланс ЕЦБ составляет 4,6 трлн. евро. И плюс к этому с нынешнего сентября начала действовать программа TLTRO-III по выдаче банкам целевых долгосрочных кредитов объявленная еще весной этого года.

Образно говоря, госпожа Лагард получит в управление ЕЦБ без "патронов" в кармане. Более того, Европейскому Центральному Банку не хватает мандата на действия, о чем неоднократно пытался намекнуть и Марио Драги и его предшественник на посту главы ЕЦБ Жан Клод Трише. В рамках своего мандата ЕЦБ уже сделал все что мог.

Ведь стоит учитывать что Европейский Союз это все же не единое государство и властные полномочия распределены между властями ЕС и самими странами. Очень часто странам не хватает власти для решения проблем, поскольку часть властных функций принадлежит ЕС. В то же время и центральным властям не хватает полномочий для единоличного решения проблем. Поэтому власть и дееспособность властей часто теряется в процедурных вопросах и согласованиях.

Долговой кризис в Европе в 2010 году показал слабость и ЕС и ЕЦБ. Тогда власти Европы не смогли оперативно потушить проблему волевым решением. В Европе тогда были мысли о том, чтобы выпустить единый долг Евросоюза, как бы единую облигацию ЕС, которую бы смог покупать ЕЦБ и тем быстро и оперативно нивелировал долговые проблемы так называемых стран PIGS, но в Европе не смогли договориться по этому вопросу. К примеру, в США нет таких проблем как в Европе, хотя в США есть своя Греция, например город Детройт, который де факто является банкротом. Но у правительства США единый долг и правительство США может прямо помочь штатам и муниципалитетам. В Европе у всех свои отдельные финансовые корзинки. И когда речь заходит о едином долге, то богатые страны севера говорят что не хотят платить за бедных южан и объединять долги. Поэтому ЕЦБ до сих пор не может оказать прямую помощь наиболее слабым странам без одобрения всего Евросоюза. У него не хватает мандата для таких действий.

Так же стоит вспомнить, что когда в 2008 году в США очень сильно упали в цене ипотечные бумаги, которые значительно портили балансы банков, ФРС США достаточно быстро, с одобрения Конгресса, объявил программу TARP по выкупу этих ипотечных бумаг на 700 млрд. долларов и тем оперативно решил проблему. Ничего подобного ЕЦБ сделать не может, ему для этого опять же не хватает мандата и быстрой согласованности действий с другими властями ЕС. Конечно, Европа пыталась помочь своей экономике, и в целях борьбы с долговым кризисом был создан Европейский механизм стабильности (ЕСМ) с выделенным фондом в размере 440 млрд. евро, который и был призван действовать наподобие программы TARP от ФРС, оказывая прямую поддержку слабым звеньям в финансовой системе Европы. Но этот механизм это уже полномочия не одного ЕЦБ. При создании ЕСМ нужно было одобрение и Европарламента и ратификация со стороны стран участниц ЕС, и дело дошло даже до одобрения данной программы конституционным судом Германии. А все это заняло много времени. ЕЦБ значительно отстает от ФРС в скорости своего маневра и рамках действий.

В отличие от США, где ФРС скупал и казначейские и ипотечные бумаги, ЕЦБ запускал свои программы по количественному смягчению, где выкупал государственные долги, а такая мера никак не могла помочь другим плохим "активам", которых в ЕС уже в 2015 году накопилось на триллион евро. Когда ЕЦБ выкупал активы по прошлой своей программе QE, он столкнулся с проблемой по освоению денег, поскольку ему не хватало активов для покупок, ведь он покупал только "правильные" облигации. А расширить свои покупки на "плохие" активы он не мог и не может, так как у ЕЦБ на это нет мандата. Поэтому плохие балансы испанских банков так и остались плохими, и мягкая монетарная политика им не сильно помогла, а хорошим балансам помощь была и не нужна.

ЕЦБ находиться в очень своеобразном положении. Ведь если где- то возникает пожар, то обычно все всегда бегут тушить очаг возгорания. В Европе такого не происходит. В Европе возникает вопрос справедливости в распределении воды при тушении пожара. Те части дома, которые не горят, говорят, что они требуют, чтобы вода им тоже досталась, и тушение распределилось равномерно. В итоге ЕЦБ вынужден тушить не очаг пожара, а всю площадь здания, заливая денежной водой всех, а не только проблемные места. Отчасти поэтому облигации Германии сегодня торгуются с отрицательной доходностью. Ведь при тушении долгового пожара в Греции или Италии, ЕЦБ вынужден "тушить" и германские облигации, создавая там и без того избыточный спрос. И поэтому, несмотря на то, что баланс ЕЦБ на сегодня превышает баланс ФРС, а общий государственный долг в Еврозоне меньше, чем государственный долг США, Европейские долги со стороны кажутся более проблемными в сравнении с американскими и эффективность программ по выкупу активов у ЕЦБ ниже, чем у ФРС.

Кристин Лагард нужна на посту ЕЦБ не просто как глава – она нужна как политик и ее задача выйти за нынешние рамки мандата ЕЦБ. Возможно, поэтому она и сказала: "Я думаю, главы центральных банков сделали очень многое" и так же призвала власти государств принимать активное участие в решении экономических проблем, а не только полагаться на Центральные Банки.

В части монетарной политики, глава ЕЦБ, как и ЕЦБ вообще, вряд ли может сделать что-то новое в рамках текущего мандата ЕЦБ. Лучшее что может сделать Кристин Лагард, это убедить политиков и общество в необходимости реформирования самого ЕЦБ. Расширить полномочия ЕЦБ и снять с него ограничения. Южная Европа и слабые страны Еврозоны за такой подход, и в этом контексте на Кристин Лагард больше возлагаются надежды как на политика, а не просто главу Центрального Банка. Угроза Brexit и слабость экономики Германии, возможно, являются теми факторами, которые заставят "сытую" часть Европы прислушаться к будущей главе ЕЦБ. Но, тем не менее, задача у Кристин Лагард как главы ЕЦБ будет очень сложная.

Однако, госпожа Лагард долгое время возглавляла Международный Валютный Фонд, она известная и авторитетная личность как в финансовом мире, так и в мире политики. И поэтому, вероятно она лучшая кандидатура на пост главы ЕЦБ. Поскольку только сильная фигура сможет расширить полномочия ЕЦБ. И только такая сильная фигура сможет быть не только главой ЕЦБ, но политиком одновременно.
Tags:     Евросоюз      Лагард