Судный день. Почему украинским судам необходима перезагрузка, а их репутацию уже не исправить

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Будут в Украине честные суды — МВФ предоставит кредит, придут иностранные инвесторы. Об этом заявили послы стран "Большой семерки". В ответ президент Владимир Зеленский пообещал продолжить судебную реформу, а сами судьи заявили о давлении на них

Скандалы и низкий уровень доверия общества — вот с чем ассоциируются украинские суды. По данным Центра Разумкова за декабрь 2020 года, судам полностью доверяют лишь 1,8% украинцев, меньше — только политическим партиям и российским СМИ.

Украинцы убеждены: судьи могут действовать ради получения личной выгоды, выносить неправосудные решения по заказу власти и не хотят объяснять происхождение квартир, домов и машин. А вот служители Фемиды уверены, что причина недоверия к ним не работа судов, а деятельность общественных активистов и СМИ, обвиняющих их во всем нехорошем, а также власть, угрожающая новыми проверками.

Действительно, за последние десять лет внимание к судейской системе повышенное. Каждый новый президент пытался реформировать судебную систему, но ни один задуманного не завершил. Несмотря на громкие заявления, и власти, и судьям всегда было удобно идти на компромиссы ради сохранения своего влияния. Судьям давали возможность не пускать в свои ряды посторонних, взамен власть получала обещание, что в случае необходимости служители Фемиды урегулируют ситуацию так, как этого потребуют сверху.

Закончить реформу есть шанс у Владимира Зеленского. Президент подал в парламент несколько профильных законопроектов и заявил: "Нынешняя судебная система доказала свою непригодность. Украинцы не доверяют судам, эта организация слишком коррумпированная и слишком шаткая. Мы должны это изменить". Но хватит ли власти политической воли провести проверку судей на доброчестность — большой вопрос.

Круговая порука

Зимой 2014-го киевлянина Константина Вельтищева Днепровский райсуд Киева признал виновным в совершении административного правонарушения и лишил права управления авто на шесть месяцев. Подобные вердикты в то время услышали несколько сотен автомобилистов. Причина — якобы во время поездки в Межигорье к Виктору Януковичу все они не остановились по требованию работника дорожно-патрульной службы. В случае Вельтищева решение принимал судья Николай Чаус. Он не услышал доводов, что Константин не участвовал в акциях Автомайдана, а в день автопробега его авто стояло в гараже, о чем говорили свидетели и показывали камеры наблюдения.

После на судью Чауса поступила жалоба в Высший совет правосудия (ВСП), что тот вынес незаконное решение, нарушил присягу. И вроде бы в ВСП голоса за увольнения могли собрать, но вдруг судье попадает резонансное дело Геннадия Корбана — и все кардинально изменилось: ВСП передумал лишать Чауса права носить мантию. Произошло это только спустя два года, а причиной стало не безосновательное наказание Вельтищева, не обвинение в получении $150 тыс. взятки, которые он хранил в стеклянной банке, и не объявление его в розыск по линии Интерпола, а отсутствие на рабочем месте без уважительной причины.

"Тогда я понял, что ВСП не будет заниматься очищением судейского корпуса. Его задача — сохранить status quo, когда в каждом суде есть ручные судьи, содержащиеся на крючке, которые готовы выполнить все что угодно", — говорит адвокат Роман Маселко.

Высший совет правосудия — главный орган в системе судейской власти страны, а его члены — фактически судьи над судьями. Только они могут назначать служителей Фемиды, наказывать или увольнять их. Другими словами, полностью контролировать все, что происходит в судах. Такая власть дана совету правосудия неслучайно — это гарантия невмешательства в работу судов со стороны, например, парламента и президента. В идеале юристы, компетентные и доброчестные, сами должны наводить порядок в системе, повышая к ней доверие граждан, но на практике всё выглядит по-другому.

Членами ВСП часто становятся люди, которые пусть и не всегда публичные, но известны своими компрометирующими действиями или высказываниями. Вспомнить хотя бы члена ВСП Ларису Иванову. Она собственница пяти квартир, четырех земельных участков и дома под Киевом. Когда у нее спросили о происхождении богатства, сказала, что деньги заработала, "собирая клубнику" и "работая кочегаром". А еще вспомним Светлану Шелест, получившую квартиру в центре Киева стоимостью более 1 млн грн от мамы-пенсионерки, а также Олега Прудивуса — "судью Майдана", запрещавшего проведение мирной акции протеста в Запорожье.

Действуют члены ВСП, как замечают эксперты, не всегда в соответствии с законами и критериями доброчестности. Удобных судей нередко до последнего пытаются спасти. Так было и в случае упомянутого Чауса, и с председателем Оболонского райсуда Киева Владиславом Девятко, рассматривающим дело о госизмене Виктора Януковича (он также лишал прав автомайдановцев, за что ВСП его не наказал — подождал, пока окончится срок рассмотрения жалобы). А еще с судьей Чертковского суда Василием Парфенюком, который освободил от ответственности человека, сбившего насмерть женщину, находясь пьяным за рулем.

Зато судей, осмеливающихся продемонстрировать независимость, ВСП оперативно наказывает. Например, судью Галицкого райсуда Львова Виталия Радченко, позволившего провести обыски в доме главы Окружного админсуда Киева (ОАСК) Павла Вовка — дело касалось незаконного обогащения. Или Виктора Фомина, судью Мелитопольского горрайонного суда, санкционирующего передачу арестованных активов Львовского бронетанкового завода Агентству по розыску и менеджменту активов, впоследствии Верховный Суд отменил эти дисциплинарные взыскания. Ныне на отмену подобного надеется и судья Высшего антикоррупционного суда Тимур Хамзин. Недавно ВСП наказал его за то, что он разрешил Национальному антикоррупционному бюро провести обыски у судьи ОАСК Владимира Келеберды, который фигурирует в деле о попытке захвата государственной власти.

На конкурсной основе

"Все эти истории стали возможными потому, что в ВСП попадали люди по квотному принципу — от президента, парламента, съездов адвокатов, ученых и самих судей. Туда никого и никогда не избирали на открытом и прозрачном конкурсе. Чтобы изменить ситуацию и начать настоящую реформу судов, необходимо изменить состав ВСП — действующих членов проверить на доброчестность, а для претендентов организовать прозрачный отбор", — уверена Галина Чижик, экспертка Центра противодействия коррупции.

Именно об этом идет речь в одном из законопроектов президента Зеленского — №5068. Он предлагает создать Этический совет, состоящий из трех судей и трех международных экспертов, задача которого — оценивать доброчестность кандидатов в ВСП, а после лучшие кандидатуры подавать субъектам назначения (ВСП состоит из 21 члена: 10 выбирает съезд судей, по два — президент, парламент, съезд адвокатов и съезд представителей юридических юрвузов, конференция прокуроров, плюс председатель Верховного Суда). Кроме того, именно он должен будет проверить и всех ныне действующих членов.

Идея хорошая, если бы не несколько "но". Инициативы Зеленского выглядят как компромисс с судебной системой. Во-первых, потому что у международников решающего голоса не будет (как это было во время конкурса в Антикоррупционный суд). Президентский законопроект определяет, что решения принимаются большинством голосов при условии поддержки всех международников. То есть при желании судьи смогут блокировать любое невыгодное им назначение. Во-вторых, в комиссию могут попасть удобные международники.

По закону делегировать кандидатов могут только те организации, с которыми Украина сотрудничает последние три года в сфере борьбы с коррупцией или реализацией судебной реформы в соответствии с международными договорами. Такому критерию не отвечает, например, Американское агентство по международному развитию USAID. Ранее именно оно предлагало пригласить Джованни Кесслера, бывшего генерального директора Европейского бюро по борьбе с мошенничеством, и Карлоса Кастресана, экс-главу Международной комиссии против безнаказанности в Гватемале, созданной ООН.

В-третьих, даже если отбор все-таки будет проведен честно, а арбитры окажутся с безупречной репутацией, то решения Этического совета сможет отменить Окружной админсуд Киева, известный вердиктами об отмене национализации ПриватБанка и внесением правок в учебники истории. Ранее он десятками отменял решения Общественного совета доброчестности, участвующего в отборе судей Верховного Суда.

Что же касается действующих членов ВСП, то все они должны пройти проверку на доброчестность в течение трех месяцев. Если не соответствуют критериям — их рекомендуют уволить. Но вряд ли такое возможно, если вспомнить, как съезд адвокатов с нарушениями Конституции повторно назначил Павла Гречковского и Алексея Маловацкого в ВСП или как судьи бились за своих во время последнего мартовского съезда.

Битва за влияние

9 марта в Киеве стартовал очередной съезд судей. С трибуны глава Совета судей Богдан Монич почти сразу предупреждает: "Мы не можем допустить, чтобы была парализована работа Высшего совета правосудия", а значит, выборы четырех его членов состоятся. Таким образом, судьи решили не дожидаться парламентского решения, а заполнить вакансии по старым правилам — без конкурса и прохождения проверки на доброчестность. Более того, накануне съезд применил старую практику согласования имен победителей (их выбирают тайным голосованием).

"Так было, например, в декабре 2018 года, когда членами ВСП стали Лариса Иванова, Светлана Шелест, Олег Прудивус. Их фамилии были заранее утверждены не только судьями, но в Администрации президента", — вспоминает Роман Маселко. Фамилии нынешних согласованных кандидатов, впрочем, как и прошлых, не столь важны, их наличие показывает, что судьи, как и прежде, готовы бороться за сохранение системы.

Это понимает не только ограниченное число экспертов и журналистов, которых судьи во время съезда не забыли упрекнуть в подрыве доверия украинцев к судам, но и международники. Накануне послы стран "Большой семерки" сделали громкое заявление — призвали отложить избрание четырех членов ВСП и одного судьи Конституционного Суда до "установления прозрачных и заслуживающих доверия процессов отбора", то есть отойти от квотного принципа назначения к понятному и прозрачному конкурсу.

Послы не забыли напомнить, что ранее провести реформу Высшего совета правосудия рекомендовала Венецианская комиссия — наиболее авторитетный консультативный орган в Европе по вопросам верховенства права, а также эксперты МВФ. Реформа ВСП — одно из условий получения очередного транша от МВФ и прихода иностранных инвесторов, которые ныне называют недоверие к судебной власти преградой номер один, вторая преграда — коррупция. Разумеется, судьи восприняли слова послов как давление и в ответ провели голосование за новых членов ВСП.

"После таких выборов мяч на стороне народных депутатов. Верховная Рада может внести поправки в президентский законопроект и проголосовать за инструмент, который позволит увольнять недоброчестных членов ВСП не по решению съезда судей или других субъектов назначения, а на основании выводов Этического совета при участии международных экспертов", — говорит Чижик. В то же время она сомневается, что президент и депутаты способны проявить такую инициативу да и вообще провести настоящую судебную реформу даже под угрозой отказа МВФ сотрудничать с Украиной.

Эксперт ссылается на пока единственный из тройки проголосованных законопроектов, предложенных Зеленским, — №3711-д. Он доверяет формирование нового состава Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) — органа, который будет проводить конкурсы на должности судей (а вакансий в Украине — около двух тысяч), — Высшему совету правосудия, каков бы ни был его состав. Международники в комиссии по отбору также будут представлены.

"Но мы убеждены, что они не должны иметь решающего влияния", — отмечает Данил Гетманцев, нардеп от "Слуги народа", председатель Комитета ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики. И что неудивительно — нынешние представители ВСП это предложение депутатов оценили по достоинству, назвав проект таким, который "соответствует международным стандартам и учитывает предложения ВРП".

Кроме того, третий законопроект из судебного пакета, о полномочиях Окружного админсуда Киева, тоже неоднозначный: он не решает вопрос проверки судей на доброчестность и не страхует от принятия ими спорных решений.

Татьяна Катриченко, Фокус