Уйти по-английски. Посол Великобритании — о безвизе для украинцев и отношениях с Украиной вне ЕС

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Чрезвычайный и Полномочный Посол Великобритании в Украине Мелинда Симмонс пояснила, почему украинцы не ездят в Лондон без виз.

Также она рассказала, как Соединённое Королевство переживает выход из ЕС и какими будут его отношения с Украиной, пишет Фокус.

Визы - это безопасность государственных границ

Президент Украины недавно подписал указ, дающий подданным Великобритании право безвизового въезда на территорию Украины. Стоит ли ожидать ответного жеста?

— Президентский указ, о котором вы говорите, понадобился потому, что нужно было как-то определить условия доступа британцев в Украину в переходный период, между началом и завершением процесса нашего выхода из ЕС, то есть на этот год. До 31 января британцы ездили сюда как граждане ЕС, с конца января 2021 года условия въезда будут регулировать двусторонние соглашения между Украиной и Соединённым Королевством. Так вот, указ касается периода между этими датами.

Экс-министр иностранных дел Павел Климкин надеялся на то, что после Brexit мы сможем добиться если не возможности свободного въезда, то по крайней мере упрощения механизма получения британской визы. Реалистично ли это?

— Это не политический вопрос, речь идёт о безопасности государственных границ. Мы уже начали разговор на эту тему с Министерством внутренних дел. Они оценивают риски, связанные с обстановкой в регионе, а не только в Украине, и собственные ресурсы, позволяющие их нейтрализовать. В любом случае разговор о будущем развитии украинско-британских отношений не должен сводиться к обсуждению визового режима. Перед нами открыты прекрасные перспективы сотрудничества в образовательной, научной, гуманитарной, экономической, технологической и культурной сферах. Взять хотя бы академические гранты для тех, кто хочет получить последипломное образование в нашей стране. Сколько бы вам ни было лет, можно выбрать любое учебное заведение и любую специальность, где есть годичная программа магистратуры, подать заявку, и, если получите грант, он покроет не только стоимость обучения, но и затраты на проживание в стране. А есть ещё программы обмена профессиональным опытом в разных сферах, экспертные платформы, гранты, поддерживающие драматургов, художников и музыкантов, на которые тоже могут претендовать талантливые люди из Украины. Да много всего. И то, что при этом нужно получить визу, по-моему, не такая уже большая проблема.

Европейские медиа опубликовали заявление первого министра Шотландии Николы Стерджен о том, что шотландцы не хотят уходить из ЕС, и результаты социологических опросов показывают, что 46% готовы проголосовать за независимость Шотландии, если будет проводиться референдум. Политики Северной Ирландии тоже высказывались на этот счёт. Похоже, Brexit катализировал сепаратистские настроения. Не боитесь, что дело обернётся беспорядками?

— Не сгущайте краски. Разногласия можно разрешить за столом переговоров. Очень многое зависит от условий «развода» с ЕС. В следующие несколько месяцев Британии, очевидно, предстоят непростые переговоры, результатом которых должно стать прояснение экономических, юридических и организационных вопросов, возникших в связи с выходом из Европейского союза. Ясно, что для премьер-министра Бориса Джонсона это станет одной из первоочередных задач на ближайшее время. Великобритании нужно новое торговое соглашение со странами — членами ЕС.

Коллективная безопасность

Как изменятся отношения между Украиной и Соединённым Королевством после Brexit?

— Кто вам сказал, что они должны измениться? Для пересмотра форматов сотрудничества с Украиной нет никаких причин, мы как и прежде будем полноценными партнёрами. Меня часто спрашивают, станет ли Великобритания и дальше поддерживать евроинтеграционный выбор Украины после того, как сама вышла из Европейского союза. Источник подобных опасений — неверная трактовка нашей внешнеполитической позиции. Выход из ЕС совершенно не означает, что с нашей точки зрения с Евросоюзом что-то не так. Метафорически это можно сравнить с развитием отношений в семье. Если кто-то решает изменить свою жизнь и покинуть семью, это вовсе не означает, что остальным нужно последовать его примеру. И уж, конечно, не означает, что семья должна распасться.

На определённом этапе исторического развития британцы решили, что страна должна выйти из Европейского союза, на референдуме за это проголосовало большинство. Принципиальная ценность и во внутренней, и во внешней политике для нас — следование демократическим принципами. Люди, стоящие у руля государства, должны выполнять волю народа. Для Великобритании это означало выйти из ЕС, а для Украины, может, и наоборот. Если в вашей стране воля народа заключается в том, чтобы следовать по пути евроинтеграции, мы поддержим.

— Серьёзности шага никто не отрицает, но это ни в коем случае не означает, что мы собираемся самоустраниться от решения глобальных проблем. Меняющиеся условия требуют гораздо больше гибкости в одних вопросах и твёрдости — в других. К примеру, в том, что касается международной системы безопасности, нужны твёрдость и консолидация усилий. Недавние события, происходившие в Украине, Сирии и Солсбери [город в Соединённом Королевстве, в котором отравили бывшего сотрудника российской разведки Сергея Скрипаля и его дочь], — красноречивое тому свидетельство. Задачи, стоящие перед нами в сфере безопасности, вышли на новый уровень сложности, и, говоря «мы», я имею в виду международное сообщество. Шагнув из индустриальной эры в информационную, мир пришёл к тому, что самой по себе физической защиты границ уже недостаточно для эффективного выполнения функции национальной безопасности и обеспечения территориальной целостности.

В современной ситуации способность страны предотвращать террористические акты на своей территории и другие проявления агрессии в немалой степени зависит от способности взаимодействовать с другими странами. Создавая общее информационное поле, делясь доказательствами, мы делаем мир более безопасным местом. Конечно, Великобритания, как и прежде, будет играть значимую роль в этом процессе. Выход из Европейского союза не означает, что мы станем менее активны в международной жизни. Мы участвуем в нескольких очень важных наднациональных объединениях, работа которых в 2010-х годах дала весьма убедительные результаты в сфере безопасности.

Вы сейчас говорите в основном об антитеррористической деятельности и сдерживании военной агрессии?

— Не только. Перемены, влияющие на динамику международных процессов, происходят во множестве плоскостей. Сам смысл экономической конкуренции между странами изменился. Кроме того, на уровень безопасности страны сегодня влияют факторы демографических изменений, доступ к технологиям и состояние окружающей среды. Кстати, о последнем пункте. Вам не кажется странным, что, встретившись в Киеве во второй половине февраля, мы не видим снега за окном? На дворе совершенно весенняя погода, и вопрос не в том, нравится она нам или нет, а в том, что изменения климата в наши дни стали очевидными даже для отъявленных скептиков.

Проблемы, возникающие в связи с изменениями климата, невозможно решить в рамках отдельно взятой страны, требуется консолидация усилий мирового сообщества, и мы уже добились в этой сфере определённого прогресса, хоть и движемся недостаточно быстро. Следующая Климатическая конференция ООН запланирована в 2020 го­ду в Глазго, и как принимающая страна мы, конечно, приложим усилия, чтобы сделать её максимально продуктивной. Выходя из Европейского союза, Британия не уходит из Европы, и нас всё ещё касаются её проблемы, риски и вызовы.
Tags:     мид      ес      Brexit      Мелинда Симмонс      посол Великобритании