Министр с чрезвычайным положением. Как Аваков использует карантин для усиления своего влияния

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии В чем заключается роль полиции во время строгого карантина и как министр МВД Арсен Аваков пытается повысить свой рейтинг и усилить влияние

В связи с распространением коронавирусной инфекции в Украине все ждали, что вот-вот могут объявить чрезвычайное положение (ЧП). Главным лоббистом его введения в правительстве считался Арсен Аваков, глава МВД. Причем он готовился не только усилить охрану общественного порядка, но и публично изложил свое видение тотального карантина, на который должна перейти страна.

Среди всего прочего он предлагал увеличить дефицит госбюджета минимум втрое с одновременным секвестром и провести реструктуризацию внешнего долга. А еще создать специальный стабилизационный фонд, а дефицит госбюджета, "не стесняясь", увеличить "миллиардов на 200 как минимум", "жестко" пресекать спекуляции на валютном рынке и заключить соглашение с МВФ, пишет Фокус.

– Я не коммунист и не фантазер, реально понимаю, что у государства сейчас бюджет трещит по швам, денег нет, а на фоне надвигающегося мирового экономического кризиса и вовсе трудности катастрофические… Придется на пару месяцев пойти на экстраординарные шаги. Макрофинансовые и экономические, – написал министр МВД в Facebook.

После подобных заявлений эксперты заговорили о превышении полномочий Арсеном Аваковым.

– Мы давно знаем, что вопросы МВФ не в компетенции Арсена Авакова. Но ему, кажется, все равно – комментирует и комментирует, – говорит Фокусу Богдан Бондаренко, эксперт по конституционному праву. – Проблема всей нынешней власти вообще в том, что большинство ее представителей берут на себя несвойственные им полномочия. Этим занимается не только министр МВД, но и президент.

Сам министр вечером 24 марта заявил, что не видит необходимости введения ЧП в стране, однако, расширить степень своего влияния у него с успехом получается и при ситуации тотального карантина.

Строгие ограничения

Из-за эпидемии коронавируса в нескольких областях введен режим чрезвычайной ситуации. То есть усилена работа органов местного самоуправления, в частности областных советов и мэрий. Правоохранители же помогают обеспечить порядок, хотя часто превышают полномочия.

– То, что сейчас происходит в Киеве – при входе в общественный транспорт правоохранители проверяют документы, на въездах в столицу Нацгвардия досматривает авто, – это антиконституционные меры, – считает Бондаренко. – Только введение ЧП позволяет таким образом ограничивать права граждан, например, право на свободу передвижения.

Эксперт поясняет: если бы президент Владимир Зеленский захотел подготовить указ о ЧП, в нем должен был бы четко обозначить все права, подлежащие ограничению, а также указать причины таких шагов.

– Вспомните: в 2018 году Петр Порошенко вводил правовой режим военного положения и в своем указе просто обозначил статью в Конституции с правами, которые нельзя ограничить. Это было нарушение. Он не прописал детальный перечень ограничений. А для каждого случая существует свой "набор".

То есть, например, во время возможного посягательства на территориальную целостность государства один, а при эпидемии – другой.

– Если бы в Офисе президента решили бы ограничить работу интернета, запретить деятельность отдельных политических партий или ввести цензуру, то в условиях пандемии эти шаги было бы сложно обосновать во время голосования в Верховной Раде, – заключает Бондаренко.

Кроме того, в указе прописывается порядок внедрения норм. В частности, на силовые структуры – полицию, Нацгвардию, СБУ и даже армию – ложится ответственность контролировать выполнение введенных мер.

– Когда читаешь пост министра, складывается впечатление, что он либо премьер, либо практически президент и в ближайшие месяцы собирается управлять государством, – говорит Олег Жданов, военный эксперт. – И это возможно. В украинских реалиях часто возникают ситуации, когда изданный наверху указ не исполняется или исполняется совсем по-другому. Тогда роль и место министра МВД во время или строгого карантина, или ЧП становится ключевой – Аваков превратится в серого кардинала.

Жданов напоминает: президент Владимир Зеленский недавно не смог настоять и забрать у министра МВД управление Национальной гвардией Украины.

– По закону она должна подчиняться президенту, и только ВР может ограничить ее применение, – продолжает он. – Согласно законодательству, главная задача Нацгвардии – поддержание конституционного порядка внутри страны. И сегодня ее основной функцией будет соблюдение законности и Конституции на территории, где будет действовать ЧП. И так как силы Нацгвардии в руках министра МВД, тот становится посредником, прокладкой между президентом и силовыми структурами. А зачем создают фирмы-прокладки? Чтобы что-то спрятать или украсть. А в случае эпидемии и страха, чтобы можно было лавировать выполнением решений и искажать реальные факты. Как в прямом случае – при постановке задачи, так и в обратном направлении – при отчете о выполненных мероприятиях.

Позиции Авакова

Очевидно, влияние Арсена Авакова как силовика и как политика в последние месяцы усиливается.

– Объективно это связано с большой ролью не только полиции, но и других структур, в том числе пограничников, которые и вводят некие ограничения, и контролируют их, – говорит Владимир Фесенко, политолог. – Притом надо признать: в глазах президента Зеленского Аваков – самый опытный министр, организованный, эффективный. Президент к нему прислушивается. И мне кажется, что Аваков по уровню влиятельности сегодня в Украине – персона номер два после президента.

При этом эксперт отмечает: чем больше влияние Авакова, тем больше людей в политической системе и ближайшем окружении президента критически относятся к министру.

– И не только после начала введения карантинных мер, – продолжает он. – Авакову в Офисе президента не доверяли, его чрезмерное влияние на Зеленского не давало покоя друзьям главы державы. И сейчас подобные настроения только усилились. Другое дело, что Аваков в этих экстремальных условиях необходим: он может обеспечить порядок. Очень рискованно в нынешней ситуации менять министра внутренних дел.

Что же касается модели Авакова по выходу из кризиса, то политолог называет ее отображением дискуссии, которая ведется в государстве о том, необходимо ли вводить ЧП. И раз министр решил вынести вопрос сам и с помощью своих советников в публичную площадь, это означает, что в Офисе президента до последнего не могли принять решение. И Аваков пытался надавить, повлиять на президента с помощью общественного обсуждения.

Получилось ли – вопрос. Но именно Аваков одним из первых сообщил СМИ, что "на данном этапе для борьбы с эпидемией коронавируса не требуется введение ЧП", а режимы чрезвычайной ситуации будут вводиться в тех областях, в которых будут выявлены зараженные коронавирусной инфекцией.

"Он предусматривает ограничение конституционных прав. Для борьбы с вирусом нам это ни к чему", – написал министр МВД.

– Аваков – классическое политическое существо, у него есть инстинкты политика, – уверен Фесенко. – Даже в такой сложной ситуации он предпринимает попытки работать на свой собственный имидж, постоянно пытается напоминать о себе и своей позиции. Из числа членов правительства он самый активный в медийном пространстве: часто пишет блоги в СМИ и посты в соцсетях.

Политическая игра

Ныне Аваков пытается играть роль не только министра внутренних дел, но и вести себя как министр финансов, экономики, здравоохранения, социальной политики и даже как глава Нацбанка ради повышения рейтинга. Об этом говорит Фокусу Виктор Бобыренко, политтехнолог.

– Во-первых, Арсен Борисович – человек пассионарный. Он может играть в форс-мажорных обстоятельствах, – рассказывает Бобыренко. – Во-вторых, стремится к власти. По его мнению, он вырос из должности министра. В-третьих, хочет показать себя спасителем отечества. Когда посыплется правительство Дениса Шмыгаля, первым в очереди на премьерское кресло может оказаться именно Аваков. И он отчаянно пытается закрепить за собой в будущем пост главы Кабмина. Ранее он не мог стать премьером, учитывая его непопулярность среди народа. Ныне все действия Авакова направлены на повышение своего имиджа и своей роли в управлении государством.

Притом за его спиной надежный тыл: Аваков – близкий человек олигарху Игорю Коломойскому. Ранее тот называл министра старым другом, а отношения с ним – боевым содружеством.

– Для обоих и чрезвычайное положение, и дефолт возможны, – говорит Бобыренко.

– С помощью полиции, Нацгвардии и даже Нацкорпуса, например, он возьмет на себя роль человека, который будет обеспечивать стране безопасность, а также попробует контролировать бизнес и местные власти. И в любой момент сможет устроить шоу, – поясняет политтехнолог.

Согласен с Бобыренко и Жданов, он также добавляет, что министр хочет позиционировать себя как хорошего и жесткого менеджера не только внутри государства, но и поднимать свои рейтинги на международной арене. Аваков стремится показать, что в состоянии управлять государством и обеспечить его безопасность. Он уже заработал себе огромный плюс: обещал провести демократические и бескровные президентские и парламентские выборы 2019 года – все так и получилось.

Кроме того, глава МВД смог показать президенту свою эффективную работу в борьбе с неявной угрозой вроде беспорядков или дестабилизации ситуации в стране во время рассмотрения законопроекта о земле, а также "сильную руку" во время чрезвычайной ситуации в Новых Санжарах. Так что имидж "надежного человека" так или иначе он создает и будет поддерживать.

Туманные перспективы

Возникает вопрос: к чему в будущем приведет усиление позиций Авакова?

Возможно, в краткосрочной перспективе Авакову удастся установить контроль за конкретными политиками и активистами, группами людей, политическими партиями, общественными организациями и бизнесом. При этом эксперты допускают, что именно Аваков в ближайшие месяцы будет выполнять роль премьера при существующем неавторитетном и неопытном Шмыгале.

После отмены же карантинных мер окружение президента, скорее всего, попытается вернуть министра на исходные позиции, и премьерского кресла Арсену Авакову вновь не видать.

– Посмотрите, какое количество "советчиков" убрать или значительно уменьшить его влияние появится в окружении президента – многие его будут воспринимать как конкурента и угрозу для себя. Если Аваков получит еще и официальный статус премьера, то он начнет перетягивать одеяло на себя. А пока Зеленский сам себе способен сформировать повестку дня, в его окружении должны быть четкие исполнители. Аваков – один из них. Но такая позиция не мешает министру наращивать свое влияние в рамках существующей президентской системы. Он демонстрирует себя как наиболее эффективного и мощного исполнителя. И потому сложилась такая парадоксальная ситуация: без него никак нельзя, но дальнейшее усиление Авакова будет ломать эту систему изнутри, – резюмирует Владимир Фесенко и не верит, что такой сценарий возможен.