Группы риска. Почему депутаты боятся Коломойского больше, чем коронавируса

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Говорили, что внеочередное заседание Рады может состояться в четверг, после – возможно, в субботу или воскресенье. Народные депутаты не могут определиться, когда и, главное, где они могут провести внеочередную сессию парламента.

Глава ВР Дмитрий Разумков допускает: заседание может состояться и в здании на Грушевского, тогда все депутаты будут обеспечены средствами защиты, и вне его. Мол, главное, к работе хорошо подготовиться.

– Группы, разрабатывающие законопроекты, которые будут рассматриваться во время внеочередного заседания, работают. Как только они будут подготовлены, сразу проведем сессию, – уточняет Разумков.

Эксперты говорят, что депутаты не собираются на сессию, ведь боятся заразиться коронавирусом. Как минимум у четырех их коллег диагностировали Covid-19. Речь идет о парламентариях Сергее Шахове, Сергее Вельможном, Сергее Рудыке и Руслане Горбенко. Все они находятся под наблюдением медиков. Сколько на самом деле заболевших или носителей среди депутатов, ответить сложно.

– Ходят слухи, что так называемая куршевельская группа была расширена. После возвращения в Киев депутаты побывали на разных ивентах, в связи с чем у многих есть банальный страх заразиться или заразить других, – предполагает Виталий Кулик, политолог, директор Центра исследования проблем гражданского общества.

Поэтому парламентарии рассчитывают, что смогут работать дистанционно.

Кроме того, не удается сформировать повестку дня внеочередной сессии. Предварительно известно, что в нее могут внести не только законопроект о дистанционном голосовании нардепов, но еще и пакет антикоронавирусных документов, а главное – законопроект о невозможности возврата национализированных банков их прежним собственникам.

– Именно для голосования законопроекта по ПриватБанку пока не хватит голосов, – продолжает Кулик. – Бывший собственник Игорь Коломойский пытается задействовать все рычаги влияния в парламенте, чтобы не допустить его принятия. Кроме того, договориться нардепам действительно сложно, потому что переговоры ведутся не в кулуарах ВР или закрытых клубах, а онлайн. Согласительный совет показал, что в таком режиме не удается оперативно утрясти все вопросы.

МВФ против Коломойского

– Украине вскоре придется возвращать кредиты и брать новые или объявлять дефолт, поэтому мы понимаем, как важно получить скорее первый транш от МВФ, – уверен Петр Олещук, политолог. – Но мы знаем, что у Фонда есть конкретные требования в вопросе сотрудничества с Украиной. Парламент должен принять законопроект о недопустимости отмены национализации банков и о запуске рынка земли. Поэтому депутатам придется принимать их. И если правки к закону о земле разбирать долго, то банковский законопроект можно рассмотреть быстрее.

Напомним, еще в начале декабря Украина и МВФ договорились о начале новой программы сотрудничества, подписав предварительное соглашение. Общая сумма финансирования должна составить около $5,5 млрд сроком на три года.

Документ, за который депутаты могут проголосовать сегодня, существует: на этой неделе в парламенте зарегистрирована обновленная версия правительственного законопроекта о совершенствовании механизмов регулирования банковской деятельности (№3260). Она предусматривает, что собственники и экс-собственники банков, интересы которых были нарушены через выведение финучреждения с рынка, могут получить возмещение ущерба в денежной форме. И это единственный способ их защиты. Притом признание незаконным решения о выведении банка с рынка не может быть основанием для его отмены.

Правда, этот документ не единственный: депутаты, члены комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, Александр Дубинский и Игорь Палица, которые входят в так называемую группу Игоря Коломойского, экс-владельца ПриватБанка, подали еще два альтернативных. Их тексты на сайте ВР пока отсутствуют.

К тому же против правительственной инициативы публично выступают и некоторые другие члены фракции "Слуга народа". Например, Андрей Холодов.

– Это индульгенция для Порошенко и Гонтаревой за то, что они сделали с банковской системой, – написал он в своем телеграм-канале.

Тем временем Офис президента пытается собрать голоса в поддержку правительственного документа, который был одобрен международными партнерами.

Во фракции "Голос" уже заявили, что поддержат его. Возможно, проголосует и "Европейская солидарность".

– В тот момент, когда Зеленский не может собрать в подконтрольной фракции голоса, придется искать их в оппозиционных. Но подыгрывать президенту оппозиция не спешит, – считает Виталий Кулик. – "Голос" может передумать, а "ЕС" – отказаться поддерживать. Да и на Банковой не готовы брать на себя ответственность за привлечение голосов последних – придется пообещать что-то взамен. Например, невнесение генпрокурором подозрения Петру Порошенко.

Политолог Олещук же считает, что "ЕС" не может не поддержать этот документ, потому что политсила всегда выступала за продолжение сотрудничества с МВФ.

Кроме того, публично поддержали правительственный вариант около двадцати нардепов монобольшинства. Среди них Никита Потураев, Татьяна Цыба, Анна Бондар, Егор Чернев, Елизавета Ясько. Парламентарии даже запустили в соцсетях флешмоб "НіДефолту". Объясняют все просто: "Этот законопроект снимает риски разбалансировки финансовой системы Украины и необоснованной нагрузки на госбюджет в трудный для страны период мирового экономического кризиса".

Инвестиционный банкир Сергей Фурса поясняет, что сегодня Украина и президент стоят перед непростым выбором: с одной стороны, интересы Коломойского, который хочет вернуть контроль над ПриватБанком, с другой – последствия дефолта, когда денег не будет хватать на зарплаты учителям и врачам. Он уточняет: до начала эпидемии коронавируса "выбор был размыт", а "власть бесконечно морочила голову МВФ", но "коронавирус закрыл для Украины другие источники финансирования".

– Можно послать МВФ, сделать счастливым Коломойского, но бедной – всю страну. Или можно послать Коломойского, удовлетворив МВФ и избежав дефолта. Третьего не дано, – поясняет Фурса. – Нет никаких болезненных реформ. Нет вопроса повышения тарифов. Нет Сороса, который хочет себе рабов. Есть только вопрос, что выберут президент и его депутаты: олигарха или интересы страны. Никогда еще выбор для политика не был таким очевидным.

Но будут ли депутаты рассматривать вопрос на внеочередной сессии, пока неизвестно, документы разбирает еще профильный комитет.

На дистанции

Возможно, депутаты соберутся только для того, чтобы проголосовать за новый антикоронавирусный пакет, и попробуют организовать свою дистанционную работу.

Собираться на сессии онлайн может позволить законопроект №3250 авторства Руслана и Николая Стефанчуков. Они предлагают, чтобы во время карантина Рада могла работать в режиме видеоконференций 60 дней. В этот период рассматривать лишь ограниченное количество вопросов – только те, что связаны с предупреждением возникновения и распространением коронавируса, обеспечением национальной безопасности и обороны, экономического благосостояния и прав человека.

Эксперты называют законопроект Стефанчуков понятным, но достаточно сырым – его придется дорабатывать. К тому же никто не гарантирует, что под видом антикоронавирусных инициатив депутатам не подкинут что-то еще.

– На практике у нас бывало, когда в переходных положениях законопроекта, например о Конституционном суде, появилась норма о порядке отбора Уполномоченного по правам человека, а в документе о ядерной энергии – импорт российской электроэнергии, – говорит Богдан Бондаренко, эксперт по конституционному праву. – Поэтому утверждать, что законопроект Стефанчуков способен разграничить коронавирусные вопросы и другие, оснований нет.

Что же касается конституционности дистанционного голосования, то подобного прямого запрета в Основном Законе нет.

– Да, Основной Закон говорит о личном голосовании. Но он прямо не предусматривает, должны ли депутаты находиться в стенах парламента, – продолжает Бондаренко. – Речь не идет о том, что они все должны сидеть в одном месте, а только о том, что путем нажатия кнопки или поднятия руки они совершают свое волеизъявление. Согласно проекту Стефанчука сессия должна проходить в режиме видеоконференции, во время которой каждого депутата выводят на экран, он называет свою фамилию, номер карточки и озвучивает: голосует "за" или "против". А теперь представим, что 350 депутатов будут проходить такую процедуру: сколько документов можно рассмотреть за день? Не надо забывать об обсуждении, поправках, первом и втором чтениях.

– Существуют парламентские процедуры, выполнение которых должно обеспечивать легальность и легитимность решений ВР. Если мы будем нарушать процедуру, то и уровень доверия к Раде будет падать. Кроме того, важно помнить, что Конституционный суд в свое время признавал несколько принятых ВР законов неконституционными из-за нарушения процедуры голосования без погружения в суть документов. В частности, возникали вопросы о личном голосовании.

Кроме того, если решение о дистанционном голосовании проведут, это будет означать, что в дальнейшем для схожих случаев может быть применена такая заочная процедура, например, для голосования на территории оккупированного Донбасса. И политически для граждан будет объяснение: мы же такой механизм уже применяли в сложных условиях, – поясняет эксперт.

Туманные перспективы

Ныне за проведение внеочередной сессии выступают депутаты фракции "Голос".

– Во время карантина внеочередная сессия парламента должна состояться с максимальным соблюдением санитарно-гигиенических норм, но не пройти она не может. Потому что от Верховной Рады сейчас зависит судьба страны, – говорит Кира Рудык.

Народный депутат от "Европейской солидарности" Ирина Геращенко обещает, что фракция соберется на заседание при условии наличия четкой и согласованной повестки дня.

– Мы настаиваем, что в ней должны быть только законопроекты, касающиеся борьбы с коронавирусом, противодействия эпидемии и преодоления экономического кризиса, – отмечает Геращенко.

Эксперты говорят, что закон не устанавливает сроки, сколько депутаты могут не собираться для голосований. Поэтому все будет зависеть от политической и эпидемиологической ситуации в стране.

Все это время президент, которому для продвижения некоторых противоэпидемических инициатив нужен парламент, сможет воспользоваться помощью Совета национальной безопасности и обороны (СНБО).

– Ранее очень часто президенты использовали СНБО с целью создания параллельного управления, – говорит Бондаренко. – Компетенция президента – национальная безопасность. СНБО принимает решения, очень часто засекреченные, их тексты мы увидеть не можем. Но после появляются указы президента, которые выполняет правительство, если они в его компетенции. Если мы говорим о коронавирусе, то это относится к вопросу нацбезопасности? Скорее да. Означает ли это, что в таких вопросах надо обойти парламент? Конечно, нет. Но если мы говорим, что парламент на сессии собираться не будет, то можно использовать СНБО.

Татьяна Катриченко, Фокус