Патруль по-хорватски. Что означает идея Зеленский о совместном контроле границы на Донбассе и согласится ли на нее Москва

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии В Мюнхене Владимир Зеленский впервые официально озвучил идею совместного патрулирования границы на Донбассе.

Речь о неподконтрольном участке кордона с Россией. Который у Зе хотят получить до, а не после выборов на Донбассе, как это записано в Минских соглашениях.

Предложения Зеленского - это, видимо, и есть его модель ухода от Минска-2. Которую на Банковой считают компромиссной.

"Страна" разбиралась в новой идее Зе.

Что заявили Зеленский и Пристайко

На Мюнхенской конференции прозвучало два заявления о совместных патрулях на Донбассе.

Первое - авторства президента.

"Что касается того, кто может в течение выборов, подготовки, (...) обеспечить безопасность. Мы видим, что это совместная граница, совместные патрули. Поднимал этот вопрос на "нормандской встрече", сейчас мы это обсуждаем и в Минске. Я думаю, что у нас есть возможность додавить, чтобы там были как украинцы, так и представители временно оккупированных территорий, так и ОБСЕ", - заявил президент.

Позже министр иностранных дел Вадим Пристайко подтвердил, что такие проработки идут.

"Мы решаем, как сделать так, учитывая опыт, например, Хорватии - как выйти на решение, чтобы в первую очередь обеспечить безопасность на этой территории. Возможно, к тому времени, чтобы провести выборы", - сказал глава МИД Вадим Пристайко в Мюнхене.

Пристайко отметил, что идея совместного патрулирования не нова и обсуждалась с самого начала Минского процесса по урегулированию конфликта на Донбассе.

Как обсуждали эту тему раньше

Идею о совместных патрулях действительно обсуждали уже давно. Перенимать хорватский опыт по Донбассу активно предлагали, например, в МВД Украины.

Еще в 2017 году заместитель Арсена Авакова Вячеслав Аброськин предлагал взять на вооружение некоторые методики Хорватии, которая реинтегрировала отколовшуюся от нее территорию - Сербскую Краину.

Хорватия, писал тогда Аброськин, провела выборы на неподконтрольной территории под эгидой ООН. Также она сделала сепаратистам четыре амнистии - еще до возвращения территорий.

Местная полиция, по словам зама Авакова, формировалась по смешанному принципу: в патрулях было поровну сербов и хорватов. Ни те, ни другие не должны были принимать ранее участие в боевых действиях.

Участками полиции также руководили два человека - серб и хорват.

Однако дальше идей, исходящих явно от Авакова, эта история тогда не пошла. Она не встретила понимание ни в России, ни у сепаратистов ни у украинской власти в лице тогдашнего президента Порошенко.

Новое дыхание идея получила при Зеленском.

Накануне саммита в Нормандском формате Владимир Зеленский провел закрытую встречу с жервами разгона Евромайдана. На ней он обмолвился, что можно создать в Донецке и Луганске "муниципальную стражу", в которой будут представители Украины, ОРДЛО и ОБСЕ.

Речь тогда не шла конкретно о границе. Говорилось скорее о контроле всей территории "ЛДНР" накануне выборов, которые Киев не хочет проводить, пока часть Донбасса контролируют сепаратисты и их силовые структуры.

Но это все равно уже был прообраз совместных патрулей на границе.

Впрочем, тогда идею раскритиковали в "ЛДНР". Дело в том, что Зеленский заявил, что их представители в муниципальной страже не должны были участвовать в войне. Тогда как относительно украинцев таких условий не было.

"Это слишком креативная идея Зеленского, но совершенно неприменимая к жизни. Никто из бойцов Народной милиции не будет ходить в одном строю с мародерами и убийцами. Ну и для сведения Зеленского у ОБСЕ вообще боевых подразделений нет. Это сугубо гражданская миссия", - заявил тогда спикер "ЛНР" Родион Мирошник.

Формулу Зеленского уже после нормандской встречи более подробно обрисовал глава МВД Арсен Аваков (как уже говорилось - давний поклонник "совместных патрулей").

"Идея была такова, что мы заходим своими полицейскими силами, например, патруль из пяти человек: два – из Национальной полиции Украины, один – из специальной полицейской миссии ОБСЕ, и два представителя территориальных громад, в которых проходят выборы", - указал он.

Аваков указал, что такой вариант взят, в том числе, из опыта мировых конфликтов.

"Такая ситуация была в Хорватии. Это переходный период такой специальной сложнейшей полицейской миссии. Он длится недолго, он чрезвычайно тяжелый для самих полицейских, он чреват гигантскими конфликтами внутри и даже жертвами, потому что стычки все равно возникают. Но, видимо, другого пути нет, и это самый минимальный объем сложностей, которые мы можем получить, восстанавливая свой суверенитет", - заявил министр 13 ноября.

А что с границей?

Но все вышеперечисленное касалось, повторимся, выборов на неподконтрольной территории. А не вопроса границы. Хотя напрвление мысли украинской власти уже тогда было понятно.

В ноябре глава МИД Вадим Пристайко допустил, что на участке кордона между Украиной и Россией может быть сначала не сугубо украинское присутствие, а усилена миссия ОБСЕ.

"Вы же знаете, что на территории Украины есть две миссии — одна СММ ОБСЕ, а еще есть наблюдательная миссия, которая находится в двух пунктах пропуска между Украиной и Россией на границе. Вот одна из идей была, чтобы расширить эту миссию на все 400 километров границы за счет технических средств, дронов, камер", - говорил Пристайко.

"Это уже первый шаг, чтобы кто-то, кроме россиян, контролировал границу", - заявлял министр.

В этих словах уже слышался намек на некое совместное патрулирование кордона. О котором уже напрямую впервые сказал Зеленский на Мюнхенской конференции.

В чем смысл этих предложений?

Идеи совместных патрулей - хоть на границе, хоть внутри "ДНР" и "ЛНР" - могут сколько угодно учитывать мировой опыт. Однако в украинском варианте они имеют существенный изъян.

Дело в том, что в подписанных Украиной и утвержденных ООН Минских соглашениях указаны совсем другие алгоритмы и выборов, и границы.

По ним никакая "Народная милиция" не распускается, выборы проходят под контролем сепаратистов, а граница передается Украине только после внесения особого статуса Донбасса в Конституцию.

Таковы издержки военного поражения, которое потерпела Украина в 2014-2015 годах после которых она и была вынуждена подписать Минские соглашения. И в этом ключевое отличие от Хорватии, которая провела "реинтеграцию" после того, как нанесла военное поражение сербским отрядам (при том, что потенциал помощи, который мог быть оказан ховатским сербам со стороны Сербии и той помощи, что оказывает Москва "республикам" Донбасса просто не сопоставим).

Команда Зеленского военным путем решать проблему Донбасса не хочет, но изначально говорила, что Минск-2 ей тоже не нравится. А на Мюнхенской конференции президент в очередной раз подтвердил, что условие выборов - это передача границы и вывод воинских формирований из Донбасса.

Еще раньше Зе озвучил ту же позицию на Нормандской встрече - где закономерно после этого ни о чем не договорились. Точнее в итоговом документе после саммита было записано, что стороны договорились Минским соглашениям, но буквально сразу после этого представители украинской власти заявили, что хотели бы их переписать. После чего, в МИД России заявили, что новая встреча нормандской четверки под угрозой срыва и может состояться только при условии полного выполнения всех договоренностей, достигнутых в Париже (включая начало реализации Киевом политической части Минских соглашений)..

В Киеве, конечно, понимают, что Россия не сдаст в одностороннем порядке ни границу, ни прекратит военную поддержку сепаратистов - тем более, что на ее стороне международно признанный документ. Поэтому изобрели компромиссный вариант - когда граница на момент выборов переходят под тройственный контроль Украины, сепаратистов и ОБСЕ (а возможно и России).

По всей видимости, этот вариант в непубличной сфере муссируется уже давно. Однако, судя по отказу России вообще обсуждать какие-либо отклонения от Минских соглашений, Москву эти идеи пока не устраивают.

Главным препятствием видится отказ Киева включать в Конституцию особый статус Донбасса, который бы гаранировал автономию и неприкосновенность ОРДЛО после урегулирования. Без этой опции те же выборы для России вообще теряют смысл.

Украина же предлагает статус только в виде обычного закона, да и то на временной основе. И еще неизвестно, что в этом законе от особого статуса по итогу остается.

Что не устраивает ни РФ, ни "республики".

И это главная проблема.

Остальные вопросы - граница и выборы - технически могут регулироваться действительно по-разному. Так, Россия теоретически может согласиться допустить на границу украинские патрули, которые, понятно дело, никакого влияния на ситцацию там не окажут.

Однако вряд ли кто-то станет обсуждать все эти детали, пока не решен главный вопрос - с какой вообще целью проводятся выборы на Донбассе. Для Москвы эта цель - появление международно признанной власти региона, которой можно вручить особый статус.

По крайней мере поведение Кремля двух мнений на этот счет не оставляет. В недавнем разговоре с Зеленским Путин прямо спросил его, будет ли тот исполнять Минские соглашения. И, судя по заявлениям Зе на следующий день в Мюнхене - ответ прозвучал отрицательный.

Тем более, что даже осторожные намеки Зеленского по поводу совместного контроля по границе уже вызвали заявления о зраде националистов и порохоботов.

"Зеленский на полном серьезе предложил рассмотреть идею совместного патрулирования, ага. Силами ВСУ, ОБСЕ и сепарами. Вместе весело шагать... То есть, ни о каком разоружении уже и речь не идет. То есть ни о каком едином государстве он уже не вспоминает", - написал в ФБ соратник Порошенко Юрий Бирюков.