Спасти Украину. 9 шагов для преодоления экономического кризиса

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии То, о чём так долго предупреждали финансисты, свершилось: в марте 2020 года мировая экономика столкнулась с масштабным кризисом.

"Белые лебеди" (предсказуемое нарастание рисков и дисбалансов), изобретенные американским экономистом Нуриэлем Рубини, долго махали крыльями на горизонте и, наконец, прилетели, приглашенные классическим "чёрным лебедем" Нассима Талеба — пандемией, вызванной наложением случайных и достаточно маловероятных событий.

И без того надвигавшуюся рецессию на мировых рынках углубила и ускорила охватившая планету пандемия коронавируса COVID-19. 16 марта фондовые упали сильнее всего с 1987 года — более чем на 12%.

Слабой в сравнении с развитыми странами украинской экономике придётся особенно тяжело. Ещё до объявления карантина и неизбежного в таких условиях проседания торговли и финансового сектора рост украинского ВВП замедлился. Так, по итогам IV квартала прошлого года ВВП вырос лишь на 1,5% — это худший показатель с 2016 года. Такому развитию событий способствовало чрезмерное укрепление национальной валюты, снизившее конкурентоспособность украинского экспорта. В середине марта Standard & Poor’s ухудшил прогноз роста украинского ВВП в 2020 году с 3% до 2,5%. Однако не исключено, что карантинные меры существенно повлияют на него, поэтому в реальности мы получим рецессию.

На основе рекомендаций экономистов Фокус определил девять спасительных шагов для украинского правительства, которые способны хотя бы замедлить падение.

1. Не допустить дефолта

По мере того как над мировой экономикой сгущаются тучи, в Украине всё увереннее обсуждается возможность объявления дефолта — по сути, отказа от погашения государственного долга. Продвижением этой идеи с мая 2019 года активно занимается Игорь Коломойский, совладелец группы "Приват". Ещё когда экономика Украины динамично росла и о будущем кризисе говорилось лишь в прогнозах аналитиков, он называл дефолт "хорошим вариантом для Украины".

Однако опрошенные Фокусом эксперты считают объявление дефолта наихудшим сценарием из всех возможных. "Такое решение в любом случае было бы само­убийством, а в сложившейся ситуации претендует на премию Дарвина!" — восклицает Дмитрий Боярчук, исполнительный директор CASE Ukraine. Премией Дарвина называют виртуальную антипремию, присуждаемую за наиболее глупое и бессмысленное само­уничтожение. Например, эту награду однажды получил вор, который, убегая от погони, из-за невнимательности перелез через забор тюрьмы и в итоге в ней и оказался.

"Объявление дефолта будет означать откат экономики на пять лет назад, только в ещё худшее состояние, — предупреждают в открытом письме правительству аналитические центры Украины (ЦЭС, Эйдос, CASE Ukraine, EasyBusiness и пр.). — Рынки закроются для украинских компаний, внешняя торговля, которая сегодня переживает трудности, существенно усложнится, рейтинги ещё пять лет не смогут перейти в категорию ВВ и выше, что означает высокие двузначные проценты по государственному долгу".

Однако справиться с выплатами по госдолгу в 2020 году тоже будет непросто. В инфляционном отчёте НБУ за январь 2020-го потребность в валюте на погашение долгов оценивается более чем в $9 млрд. А возможности для рефинансирования, то есть получения новых займов для расчёта с существующими, у Украины сейчас весьма ограничены. Ведь приток валюты от нерезидентов, скупавших украинские облигации внутреннего госзайма полностью прекратился.

По оценкам Андерса Аслунда, старшего научного сотрудника Атлантического совета в Вашингтоне, Украина обладала "звёздным" положением на мировом финансовом рынке до тех пор, пока Владимир Зеленский не отправил в отставку правительство Алексея Гончарука, заявив, что его единственная положительная черта, отсутствие коррупции, не так уж и важна.

"Мировой финансовый рынок сразу пришёл к выводу, что президент Украины больше не хочет проводить хорошую экономическую политику, и за несколько дней доходность украинских еврооблигаций (на вторичном рынке) выросла с 4% до 11%, фактически исключив Украину из международного финансового рынка. То, что создавалось в течение пяти лет, было снесено за два дня — 4 и 5 марта 2020 года", — заключает Аслунд. Справедливости ради стоит отметить, что международные финансовые рынки начали лихорадить еще 24 февраля, а 4-6 марта начали расти доходности гособлигаций многих развивающихся стран, таких как Аргентина, Бразилия или Россия.

Из-за сокращения портфеля ОВГЗ нерезидентов и повышенного спроса на валюту со стороны предприятий и граждан Нацбанк, чтобы избежать резкой девальвации гривни, с 1 по 20 марта 2020 года включительно уже продал из золотовалютных резервов более $2 млрд. Однако несмотря на это официальный курс нацвалюты с начала месяца просел с 24,56 UAH/USD до 28,11 UAH/USD. Чтобы предотвратить сильное проседание гривни, необходимо привлечение заимствований. В случае дефолта оно станет невозможным и национальная валюта утратит остатки стабильности.

2. Договориться с МВФ

В нынешней ситуации чуть ли не единственным источником заёмного финансирования, которое поможет Украине справиться с платежами по старым долгам и пережить кризис, остаётся Международный валютный фонд. Зарубежным инвесторам, озабоченным ситуацией на своих ключевых рынках, точно будет не до Украины.

Как отмечает Вячеслав Черкашин, эксперт группы "Налоговая реформа" Реанимационного пакета реформ (РПР), нынешний кризис отличается от предыдущих сочетанием сразу трёх «всадников несчастья»: пандемии, глобальной торговой войны на рынке нефти и газа и, собственно, мировой рецессии. Такой коктейль крайне опасен для слабой украинской экономики.

"Если сильные экономики выходили из кризиса 2008–2009 годов за полгода-год, слабые — за два-три года, то Украина фактически не вышла из него до сих пор, а экономический рост в стране так и не стал национальной идеей. В результате мы опять стоим в очереди за кредитной программой от МВФ, которая ещё три недели назад была стабилизационной, а с недавних пор стала кредитом последней надежды", — объясняет Черкашин.

Впрочем, на фоне эпидемии коронавируса традиционно суровые международные кредиторы могут оказаться более снисходительными. "МВФ объявил программу поддержки для стран, пострадавших от COVID-19, и требования для вхождения в эти программы, скорее всего, не будут очень жёсткими. Потому Украине нужно двигаться в этом направлении", — заключает Дмитрий Боярчук.

3. Принять закон о банках и о рынке земли

Несмотря на спекуляции вокруг идеи дефолта и разрыва отношений с МВФ, в новом правительстве, которое возглавляет Денис Шмыгаль, декларируют намерения продолжить сотрудничество с Фондом.

"Из восьми параметров, которые МВФ просил выполнить, у нас остаются домашним заданием два, которые мы надеемся выполнить в течение двух — максимум трёх недель", — сообщил Шмыгаль на брифинге после одного из заседаний Кабмина. О каких именно мерах шла речь, премьер не уточнил.

Однако можно предположить, что одним из этих важных для МВФ пунктов может быть так называемый закон о банках (проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об отдельных вопросах функционирования банковской системы №2571). Как рассказал в недавнем интервью Фокусу Яков Смолий, глава НБУ, этот закон касается "зомби-банков", акционеры которых пытаются реанимировать их через суды, требуя вернуть банковские лицензии, в то время как в банковском законодательстве на сегодня отсутствует механизм, позволяющий воскресить выведенный с рынка банк.

Вышеназванный законопроект позволяет акционерам претендовать на денежную компенсацию в случае, если суд признает выведение банка с рынка незаконным. То есть гипотетически экс-владельцы ПриватБанка смогут получить то, что хотели: компенсацию за финучреждение в объёме $2 млрд. Правда, для этого придётся доказывать в суде нанесение им ущерба в соответствующем размере. Устроят ли МВФ подобные нюансы нового закона и удастся ли депутатам принять компромиссный вариант — вопрос открытый.

Следующий шаг, которого ожидает от Украины МВФ, — по всей видимости, принятие законопроекта о рынке земли. В президентской партии "Слуга народа" анонсируют финальное голосование за него уже в ближайшие дни.

Принятие вышеназванного законопроекта не стоит рассматривать лишь как меру, на которую Украина идёт в угоду МВФ. По мнению Вячеслава Черкашина, запуск рынка земли и большой приватизации необходим не столько ради поступления дополнительных средств в бюджет, сколько для привлечения эффективного собственника, способного принести инвестиции и создать новые рабочие места.

4. Поддержать бизнес

Экономический кризис и пандемия больно ударят по украинскому бизнесу. Особенно пострадают малые и средние предприятия, многие из которых сегодня вынуждены приостанавливать деятельность на неопределённый период из-за введённого карантина. "В первую очередь под ударом окажутся сфера услуг (перевозки, туризм, торговля и др.) и финансовый сектор, так как компании будут объявлять банкротства, а ценные бумаги, в которые вкладывали средства, начнут терять в цене", — прогнозирует Дмитрий Боярчук.

Чтобы смягчить удар, государству стоит позаботиться не только об ограничительных мерах в рамках введённого карантина, но и о поддержке бизнеса. Например, в открытом письме правительству от аналитических центров предлагается ввести кредитные каникулы и специальные кредитные линии для малого бизнеса.

Верховная Рада на днях приняла законы, которые на период карантина освобождают физлиц-предпринимателей от уплаты Единого социального взноса и запрещают фискальные проверки. Однако большая часть бизнес-сообщества уже окрестила эти нововведения пустышками, которые в реальности не улучшают жизнь предпринимателей.

5. Пересмотреть бюджет

Уже сегодня, когда кризис лишь набирает обороты, становится очевидным, что бюджет на 2020 год придётся перекроить с учётом новых реалий. Как отмечает Дмитрий Боярчук, доходы бюджета будут падать, тогда как издержки, напротив, увеличатся за счёт политического запроса на защиту, компенсацию и поддержку.

В связи с этим аналитические центры в открытом письме правительству рекомендуют сформировать из имеющихся источников фонд быстрого реагирования, например, обязательный неснижаемый остаток на Едином казначейском счёте, и финансировать незащищённые расходы госбюджета только в случае превышения такого остатка. В числе вероятных направлений, где может внезапно понадобиться государственное вмешательство, здравоохранение (на закупку аппаратов искусственной вентиляции лёгких, лекарств, систем тестирования и т. д.), пособия по безработице и оплату больничных с учётом расширенных на период карантина гарантий.

"Нам нужна программа поддержки экономики, содержащая конкретные меры для поражённых кризисом секторов, компаний и граждан, — продолжает Вячеслав Черкашин. — Например, программу доступных кредитов 5–7–9% можно расширить минимум в три-четыре раза и упростить доступ к кредитному ресурсу".

6. Сохранить независимость НБУ, Генпрокуратуры и НАБУ

Для МВФ и других международных доноров будет важным не только принятие закона о банках и открытие рынка земли, но и невмешательство власти в деятельность НБУ и созданных после Революции достоинства антикоррупционных органов. В связи с этим Андерс Аслунд подчёркивает необходимость сохранения институциональной независимости Нацбанка и НАБУ. "Дополнительная угроза состоит в том, что подрыв реформ Генеральной прокуратуры, которые были предварительным условием для безвизового режима с ЕС, может лишить Украину и этого преимущества", — предупреждает он. Отмена безвиза приведёт к ослаблению трудовой миграции, что чревато падением доходов населения и притока валюты в страну.

7. Продолжить рыночные реформы

Экономический кризис и пандемия не должны стать предлогом для сворачивания трансформации государства и консервации отсталости. "Президент должен публично отстаивать хорошие рыночные экономические реформы, — говорит Аслунд. — В частности, необходимо защищать реформу корпоративного управления государственных компаний".

По мнению Вячеслава Черкашина, для Украины важно не прекращать земельную, судебную, приватизационную реформы, комплексные изменения контролирующих органов и ликвидацию налоговой милиции. Собеседник Фокуса уверен, что кризис — самое время для радикальных и непопулярных преобразований.

8. Уйти от сырьевой модели экономики

В украинской экономике, по мнению Олега Пендзина, члена Экономического дискуссионного клуба, законсервирована структура, делающая страну особенно уязвимой перед мировыми кризисами. "Угрозы прямо проистекают из того, что украинская экономика выступает аграрно-сырьевым придатком развитых экономик, — объясняет Пендзин. — А в последнее время ситуация с высокотехнологичными отраслями в Украине ухудшилась. В результате ошибочной экономической политики в стране уже почти год падает промышленное производство, а ВВП создаётся в основном за счёт розничной торговли, которая стимулируется доходами трудовой миграции". В период рецессии эти источники роста ВВП окажутся подорваны.

Трансформация структуры экономики не может происходить в авральном режиме. Вместе с тем даже в условиях кризиса государству пора задуматься о приоритетах и создании стимулов для развития высокотехнологичных отраслей.

9. Избежать паники

Любые усилия власти, направленные на стабилизацию ситуации, способна умножить на ноль паника среди населения. Например, ажиотажная скупка наличной валюты может обвалить курс гривни, а изъятие средств из банковской системы — подорвать устойчивость финансового сектора.

В письме правительству украинские аналитические центры не исключают, что нежелательные в спокойные времена ограничения операций во время панических настроений могут сыграть роль стабилизатора. При этом "моральной компенсацией" для граждан могло бы стать давно назревшее повышение гарантированной суммы, которая компенсируется вкладчикам в случае банкротства банка.

Следующий важный момент — грамотные коммуникации в период карантина. Информировать общество, по мнению аналитических центров, нужно не только о санитарных мерах, но и о порядке обращения за кредитными каникулами, оплатой отпусков по уходу за ребёнком, правах работников на получение больничных, дистанционную работу и т. п. Пока же общество и бизнес слышат от власти преимущественно сообщения о "драконовских" ограничениях. О каких-либо компенсаторных механизмах речь в большинстве случаев не идёт, что порождает в обществе уныние и недоверие.

Пока Украина лишь стоит на пороге кризиса и ситуация ещё не вышла из-под контроля, вышеназванные меры помогут выйти из рецессии относительно быстро, с наименьшими потерями, с обновлённой экономикой и налоговой системой. В противном случае 2020 год страна будет переваривать десятилетия.

Мария Бабенко, Фокус