gototopgototop

Даруй МВФ, прощайте реформи? Міфи про євробонди на 3 мільярди

e-mail Друк PDF

Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Що означає розміщення Україною своїх європейських бондів? Добре це чи погано? У чому ризики? І головне - що робити далі? Відповіді тут.(Рос.)

Мир не черно-белый. Нельзя все делить на @перемогу@ и @зраду@ как это повелось в Украине в последние годы. Экономика — не исключение. Она также многогранна и неоднородна.

Про це пише Економічна Правда.

Что означает размещение Украиной своих европейских бондов? Хорошо это или плохо? В чем риски? Стоит ли этого бояться? Или может быть надо начинать радоваться? Украинское экспертное сообщество и политики немедленно разделились на два лагеря "за" и "против".

Причем те, кто ближе к власти, совершенно естественно увидели массу знаков @перемоги@, а те, кто тяготеет к оппозиции (опять таки, тоже совершенно естественно) видят все признаки @зради@.

Ниже несколько мифов по данному вопросу, которые необходимо развенчать, для того чтобы вывести "картинку" из "черно-белого поля". И что даже более важно — понимать, что делать дальше.

Миф №1.

Европейские бонды не стоило размещать. Ну, а уж если размесили, то не стоит это пиарить. Это совершенно ординарный шаг.

Само по себе событие размещения украинских европейских долговых расписок (так называемых еврооблигаций) — очень важное событие. Украина вернулась на рынок частного внешнего финансирования после того, когда в 2015 году провела реструктуризацию своих европейских бондов и "громко захлопнула двери" этого рынка для себя на несколько лет.

Тогда держатели украинских долговых расписок были "задобрены" 3,6 миллиардами долларов дополнительных обязательств, выплаты по которым привязали к экономическому росту страны на 20 лет, начиная с 2021 года. Урезали объем обязательства на 3 миллиарда долларов. Добавили от 1% до 2% к уже имеющейся доходности. И все равно напугали.

Никто и слушать бы не стал, если бы было предложено купить наши новые долговые расписки после таких "казусов".

Таким образом, событие значимое и игнорировать его нельзя. Блокада прорвана.

Миф №2.

Для бизнеса размещение европейских бондов не будет иметь никаких последствий.

Нет, будет! Сейчас Минфин, как ледокол, расчистил фарватер для частного бизнеса. Сейчас тот, кто все еще, или уже, находится в неплохой форме, начнет выходить на внешние рынки заимствования. В том числе, и на ІРО.

Бизнес получил возможность для нового глотка воздуха. Разумеется, он не сможет дышать полной грудью. Для нормального дыхания нужно изменить среду обитания — улучшить, причем кардинально, бизнес климат в стране. А это уже совершенно другая история — неоконченная история структурных реформ, которым так сильно противится часть элит.

Миф №3.

Украина протестировала рынок внешних частных заимствований и на этом успокоится, продолжая свое обычное сотрудничество с международными финансовыми институциями, включая МВФ.

Нет. Украинский Минфин на этом вряд ли успокоится. Он уже "почувствовал" запах. Подписка (объем заявок на покупку) был в несколько раз больше чем то, что планировалось продать.

С высоким уровнем вероятности можно утверждать, что либо в конце этого года, либо в начале следующего года будет предпринята еще одна попытка выйти на рынок. Причем новый объем размещения наших долгов будет находиться где-то посредине неудовлетворенного спроса рисковых инвесторов.

Учитывая, что превышение спроса было на 6 миллиардов долларов, то можно предположить, что новая порция будет снова равна 3 миллиардам долларов. Больше — страшно. Меньше — обидно. Именно так бы поступила большая часть частного бизнеса. Денег мало не бывает! Надо брать пока дают!

Но Украина это не частный бизнес. У страны долгов и без того достаточно много — более 80% ВВП. При этом стоимость обслуживания этого долга — "космическая". В проекте бюджета на 2018 год предусматривается почти 6% ВВП только на выплату процентов по уже имеющимся долгам, что даже больше, чем расходы на весь оборонный комплекс и на безопасность страны.

Можно ли при таком раскладе идти на дополнительные заимствования? Иногда да.

Минфин занимается обычным финансовым инжинирингом. Одни долги пытаются заместить другими. При этом сроки выплат стараются переместить, насколько это возможно, подальше "за горизонт". "Горизонт" — это 2019 год. Именно тогда, когда страна (если сегодняшний статус-кво будет сохранен) войдет в новый пик политического цикла.

Что реально опасно так это наша безответственность. Мы согласны "перевесить" наши долги на наших детей. "Через 15 лет пусть разбираются" — хорошая логика только в привязке к тем, кто тебе не дорог. Но, надеюсь, что это не относится к нашим детям.

Еще до конца прошлой недели Украина нуждалась в деньгах МВФ. Собиралась выполнять взятые на себя обязательства и выполнять предложенные ей же самой условия. Будет ли это так же в конце этой недели? Не уверен. Риски замедления реформ могут стать следствием отсутствия острой необходимости в деньгах.

А это мы уже проходили.

Миф №4.

Украина смогла разместить свои долговые расписки под относительно невысокий процент потому, что прогресс в стране очевиден. Относительно удачное размещение государственного долга прошло в основном не из-за того, что в нас начали больше верить, а из-за того, что резко стала меняться мировая конъюнктура. За последние несколько месяцев происходило существенное изменение в поведении инвесторов. Они стали более склонны брать на себя повышенный риск.

И если еще весной Украина могла бы разместиться на мировом финансовом рынке под 9%-9,5% годовых. То сейчас ей удалось сделать размещение под 7,4%. И более того — впервые разместиться на 15 лет.

Если анализировать ситуацию только по Украине, то действительно может создаться иллюзия полного доверия к нам. Но что этому предшествовало?

Летом свои обязательства продал Ирак под рекордно низкие для него 6,75%, Греция снова вышла на рынок, разместившись под 4,6%. Беларусь, для которой мировой частный рынок заимствования капиталов был закрыт десятилетиями, смогла привлечь почти 1,5 миллиарда долларов под 7,6%. Впервые за свою новейшую историю на рынок вышел Таджикистан — одна из беднейших стран бывшего Советского Союза — сумев одолжить полмиллиарда долларов под 7,1% годовых.

Ну и не могу не упомянуть об Аргентине, которая продала 100-летние (!) бонды. Вот это уж замечательный пример "заботы" о будущем не только своих правнуков, а и еще нескольких поколений своих пра-правнуков.

Поэтому было бы абсолютно не логично не воспользоваться моментом. И именно поэтому "Браво!" украинскому Минфину. Он "оседлал" волну, "учуял" запах, "схватил" момент. Но не более.

Что надо было бы сделать сейчас

Во-первых, использовать "вырученную" сумму, в первую очередь, не на выкуп облигаций 2018 и 2019 годов, а тех, которые нас привязывают на более длительный период к кредитору. Речь о ценных бумагах на 3,6 миллиарда доллара, которые будут в обращении на рынке до 2040 года.

Сейчас они торгуются с дисконтом. За 1 доллар наших обязательств дают 50 центов. Это означает, что для того, чтобы выкупить всю сумму этого "ярма" надо 1,8 миллиарда долларов. Но это будет благородный шаг по отношению к нашим детям и внукам. Они-то в чем виноваты? А вот остаток (в 1,2 миллиарда долларов) можно использовать на выкуп долга 2019 года.

Во-вторых, нельзя ни в коем случае останавливаться в реформах и прекращать выполнение взятых на себя обязательств перед международными партнерами. И, прежде всего, МВФ. Сейчас он — партнер, гарант и надзиратель.

В-третьх, надо прекратить тешить себя несбыточными (по крайней мере, на текущем этапе) иллюзиями наподобие нового украинского "плана Маршалла". Ничто не сможет помочь нам, если мы сами себе не поможем. Это уже набило оскомину. Но это именно так. И если элита не в состоянии это сделать, то ей надо "помочь".

Олег Устенко, президент Гарвардского Клуба Украины, исполнительный директор Международного Фонда Блейзера
Tags:     МВФ      РЕФОРМИ      ДЕРЖАВНИЙ БОРГ      МІНФІН