Укрспирт – с молотка. Проблемы распродажи госмонополии

Печать PDF
Новости и события в Украине и зарубежом. Политика, экономика, общество, культура, спорт, наука, образование, технологии Приватизация должна ликвидировать «теневой» рынок, но вместе с тем может «добить» еще работающие сегодня заводы «Укрспирта»

После объявления о демонополизации спиртовой отрасли власти поспешили оценить полученную прибыль от продажи активов «Укрспирта» в диапазоне от 5 до 7 млрд. грн. Хотя более точные цифры могут быть названы только после 1 декабря 2019 года, когда завершатся проводимые сейчас аудит и инвентаризация мощностей компании. Споры все же вызывает не сумма, которую получит казна после снятия с баланса активов, и даже не сам факт передачи стратегического производства в частные руки.

Основным вопросом в сложной, по выражению министра экономики Тимофея Милованова, «почти как рынок земли» проблеме разгосударствления спиртовой отрасли стала очередность процедуры: открывать рынок после либо до продажи государственных предприятий-монополистов. Первый вариант предусматривает «доведение» нынешних заводов до пригодного к рыночной конкуренции состояния путем вливания частных инвестиций. В противном случае получившим лицензию на производство спирта водочным компаниям будет проще вложиться в постройку нового завода, что для оставшихся не у дел госпредприятий завершится банкротством.

Сторонники одновременной с приватизацией «Укрспирта» выдачи лицензий всем участникам новосозданного рынка опасаются появления на базе бывшего государственного актива той же «серой» производственной цепочки, что и сейчас, но уже из частных компаний, деятельность которых будет сложнее отследить. Таким образом теряется смысл затеянной реформы, главным образом состоящий в ликвидации «теневого» оборота спирта. Он, по оценкам компании Pro-consulting сегодня составляет 70%. Описанную модель приватизации, помимо проводящих реформу чиновников Минэкономики, поддерживает часть бизнеса, в частности, Американская торговая палата.

Насколько можно судить из публичных высказываний, в самом «Укрспирте» на данную проблему смотрят двояко: так новоназначенный исполняющий обязанности директора ГП Сергей Блескун считает демонополизацию единственным верным шагом, а всех, «кто орет, что всю отрасль порежут на металлолом, а работников выкинут на улицу», в своем недавнем комментарии объявил коррупционерами.

Иного мнения придерживался предшественник Блескуна Юрий Лучечко, считавший возможным сохранить актив в госсобственности. Сейчас за более сдержанный подход к приватизации продолжают выступать в профсоюзе «Укрспирта». Его представители уже заявили о готовности присоединиться к всеукраинскому забастовочному комитету «За будущее!» в случае принятия законопроекта №2300 в его нынешнем виде. Обвиняя крупный водочный бизнес в лоббировании означенного проекта закона, в коллективе профсоюза жалуется, что власть их мнение игнорирует.

Позиции сторон

В самом производственном объединении не выступают против приватизации как явления, но хотят получить от государства социальные гарантии перед ее проведением. Как рассказал UBR.ua председатель профсоюза «Укрспирт» Виталий Сосницкий, среди основных их требований: создание на базе приватизированных предприятий акционерных обществ с долей трудового коллектива в нем и введение моратория на сокращение рабочего персонал сроком до 5-6 лет. «Продолжительность моратория можно обсуждать», - говорит Сосницкий.

«Мы понимаем, что из 82 предприятий, которые сегодня существуют в концерне и в государственном предприятии «Укрспирт», только 18 точно эффективны. Часть оставшихся могут не быть востребованными после приватизации. В таком случае их нужно передавать громаде, местным советам. Там на местах возможно перепрофилирование на какую-то другую продукцию, условно, хоть чипсы», - объясняет свою позицию представитель профсоюзного объединения.

По словам Сосницкого, в то время как с частью предприятий, находящихся под банкротством, никаких преобразований нельзя проводить по закону, - «я не знаю, как из этой ситуации будут выходить в Госимуществе», - то относительно тех заводов, которые не направлены на производство пищевого спирта, приватизацию можно начинать «хоть завтра».

Не согласен с необходимостью начинать демонополизацию отрасли лишь после приватизации «Укрспирта» заместитель директора Центра экономической стратегии Дмитрий Яблоновский. Однако он также солидарен с позицией Сосницкого касательно перепрофилирования мощностей «Укрспирта».

«Уже сейчас большая часть заводов не работает, а после демонополизации отрасли, когда производители ликеро-водочной продукции смогут построить новые современные мощности, тем более нужно будет искать инвестора, рассматривающего эти объекты, как комплекс универсальных производственных площадок. Нереалистично искать инвестора, который загрузит эти мощности именно спиртом - если сейчас на них нет спроса, то я не думаю, что он появится после приватизации», - описывает проблему Яблоновский. Эксперт также считает, что для объективного прогнозирования ситуации необходимо нанять инвестиционного консультанта, который сможет подсказать, как «лучше продать «Укрсприрт».

Свою позицию относительно запуска приватизации госпредприятия одновременно с ликвидацией госмонополии Яблоновский аргументировал необходимостью «оздоровления рынка».

«Естественно, если вы продаете монополиста, то он будет стоить дороже, чем предприятие, работающее на рынке в конкурентных условиях. Но с учетом тех рисков, которые эта монополия несет, с учетом уже открытых дел, в том числе и уголовных, связанных с производством спирта, я считаю, правильным шагом все-таки будет сперва демонополизировать отрасль. С точки зрения влияния на экономику это будет лучше: конкуренция будет положительно сказываться на эффективности производства и на оздоровлении рынка»,- рассказал Дмитрий Яблоновский.

Исчезнет ли «тень»?

Конечной целью всей реформы тем не менее является исчезновении оборота контрафактного спирта.

«В любом случае, переходя от монополии к конкуренции, мы уже убиваем определенные возможности для коррупции», - оценивает результат ликвидации госмонополии заместитель директора ЦЭС Яблоновский.

В обществе утвердилось убеждение, подкрепленное в том числе словами президента, что одним из основных источников контрафакта являются заводы «Укрспирта». В разговоре с UBR.ua председатель профсоюза госпредприятия попробовал оспорить это утверждение.

«Я не знаю, как и кто подсчитал 55% нелегальной торговли. Если у государства есть информация о таком теневом обороте, то почему нет ни одного уголовного дела?», - задается вопросом Сосницкий.

«Зайдите сегодня в интернет, и вы сможете найти и купить спирт совсем не того сорта, что производят в Украине. Тем более производство на заводах «Укрспирта» контролируется. Предыдущее руководство выступило с инициативой, и через закон внесло предложение о наличии на предприятиях приборов электронного учета и отпуска спирта. Эти приборы были установлены. Кроме того, на каждом предприятии есть налоговый пост, который контролирует производство и отпуск продукции», - продолжает Сосницкий.

Помимо нелегального ввоза спирта из-за границы, источником контрафакта все же может быть местный рынок – однако не стоит сводить всю проблему к «Укрспирту», считает председатель профсоюза.

«Функционируют подпольные производства. Также, помимо ГП «Укрспирт», есть заводы концерна, существуют предприятия государственного управления делами (ДУС), есть заводы по производству медицинского спирта. Ну нельзя же винить только ГП «Укрспирт». Я не хочу быть здесь арбитром. Но если вы меня спрашиваете, есть ли проблемы на заводах «Укрспирта», то я отвечаю: почему нет уголовных дел?», - подытоживает Сосницкий.

Между тем, интерес водочных компаний относительно распродажи активов госкомпании кроется не только в желании создать собственную производственную цепочку.

«После того, как примут закон о демонополизации, естественно, цена спирта немного упадет, потому что монополист держит цену. А водка не подешевеет, потому что у нее индикативная цена. От этого водочные компании получат значительную прибыль», - объясняет цель лоббизма глава профсоюза «Укрспирт».